АНОНСЫ ⁄
Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,33
57,80
EUR/RUB
–0,34
69,38
РТС
+1,24%
1122,43
ММВБ
+0,42%
2057,53
Brent
+0,18%
56,23
Золото
+0,06%
1319,70
S&P500
+0,08%
2508,59
NASDAQ
–0,07%
6456,94
FTSE 100
–0,05%
7271,95
NIKKEI
+0,05%
20310,46
Срочно

Мнение

Мнение: Константин Симонов, Директор Фонда национальной энергетической безопасности
Константин Симонов
Директор Фонда национальной энергетической безопасности

Китайская энергетическая корпорация «Хуасинь» (CEFC) выкупит 14,16% акций «Роснефти» у консорциума катарского инвестфонда (QIA) и Glencore, сообщил в эфире телеканала «Россия 24» глава «Роснефти» Игорь Сечин.

С одной стороны заключение такой сделки не удивительно, потому что китайцы являются давними партнерами «Роснефти», у них очень хорошие отношения. С другой стороны остаются вопросы, а почему же они сразу не купили акции, зачем надо было с премией приобретать девять месяцев после закрытия той сделки. И последние ли это владельцы, потому что в августе говорили о том, что китайцы будут покупать эти акции вместе с Худайнатовым (Эдуард Худайнатов, российский предприниматель. — RNS), но пока этого не видно.

Китай, как известно, крупнейший страновой приобретатель нефти, и у «Роснефти» очень серьезные объемы поставок в Китай. Китай традиционно пытается купить активы в странах, которые поставляют ему ресурсы, это давняя стратегия, он с удовольствием делает это в России после того, как ему разрешили эти активы приобретать. Долгое время Китаю ничего не продавали.

Но остается вопрос, почему же китайцы не выступили первыми приобретателями этого пакета, зачем нужна была тема с Glencore, который сейчас фактически все свои акции продал китайцам.

Да, сотрудничество с китайцами для «Роснефти» выгоднее, потому что Китай — это приобретатель нефти, а катарский фонд и Glencore в большей степени выглядели как портфельные инвесторы, которые не слишком заинтересованы в развитии этого актива.

Если Glencore еще и трейдером является, хотя в последнее время «Роснефть» переориентировалась на другого трейдера, Trafigura, но тем не менее Glencore участвует. А катарский фонд в чистом виде портфельный инвестор, Катар вообще наш конкурент на углеводородном рынке. В этом плане у Катара никакого интереса к развитию «Роснефти», конечно, нет, у него может быть интерес к дивидендам, например.

Таким образом, Китай, как покупатель нефти, конечно, заинтересован в том, чтобы «Роснефть» активно развивалась именно на российской территории.

Главные события

МЭР Крыма: жителям региона спишут 5-7 млрд руб. долгов перед украинскими банками

МЭР Крыма: жителям региона спишут 5-7 млрд руб. долгов перед украинскими банками

Финансы