Архив сайта

Срочно

В каких регионах молодежи сложнее трудоустроиться

Виктор Зубарев
Депутат Государственной Думы РФ
Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Депутат Госдумы Виктор Зубарев и председатель Международного центра развития молодёжных инициатив «Поколение права» Андрей Андреев предложили сделать уровень молодежной безработицы одним из критериев оценки эффективности работы региональных властей. Соответствующее предложение было направлено вице-премьеру РФ Татьяне Голиковой.

Сегодня мы живем на пороге демографической ямы. За недавнюю пятилетку (2012-2017) численность молодежи от 15 до 24 лет сократилась почти на 5 млн человек. Но и эти пагубные условия старения нации дополняются рисками. Согласно опросу ВЦИОМ, о желании переехать за границу заявляет 31% граждан в возрасте 18-24 лет — на 6% больше, чем раньше.

Планы миграции экономически активной части населения связаны с поиском стабильной и хорошо оплачиваемой вакансии. Дома сейчас с этим туго — уровень молодежной безработицы в 5,9% выше общего показателя. Правда, Минтруд сообщает, что в отдельных субъектах граждане 16-29 лет успешно находят работу. В Липецкой области это 89,4% жителей, в Белгородской – 88,4%. Довольно высокие результаты и в Чувашии (87,4%), Тюменской (85,8%) и Саратовской (85,6%) областях, Дагестане (85,6%).

Однако есть регионы, в которых количество молодых нетрудоустроенных граждан превышает или равняется занятым. Так, в лидерах «антирейтинга» Якутия с 73,8% незанятой молодежи и Мурманская область — 62%. По данным Центра статистики и науки о данных РЭУ им. Г.В. Плеханова, порог по параметру превышен в Астраханской (54,7%) и Смоленской (53,8%) областях, в Республике Хакасия (54,5%). При этом из официальных материалов Минтруда РФ следует прогноз об увеличении в ближайшее время числа официальных безработных более чем на треть – до 1,1 млн человек.

Работодатели тоже не ждут молодых специалистов с распростертыми объятьями. Из опросов кадровых и рекрутинговых агентств видно, что резюме выпускников без опыта дочитываются реже. В основном их нанимают как исполнительский персонал или на самые текучие позиции. Только 23% компаний вкладываются в молодежь как в профессиональный резерв. Эксперты оценивают общую долю предприятий, готовых принять в штат вчерашних студентов, в 60%. Это крупные торговые сети, ритейл-сегмент, холдинги банковского сектора или интеллект-индустрии, имеющие серьезные обороты и высокую численность сотрудников. В других случаях стажировать и обучать молодежь нерентабельно, а инвестицией найм молодых считают единицы.

Есть рост и в обновлении кадров в промышленности. Порядка 40% производств берут на работу молодежь с пустой трудовой, но с отраслевым образованием. Свою роль для сотрудников здесь играют возможности социального лифта и потенциал роста оплаты труда. Если о карьере речь не идет, то на невысоких зарплатах и год выдерживают не все.

Конечно, многое зависит от регионального рынка труда. От комплекса мер, принятых властью для стимулирования местных предприятий. Например, в Вологодской области создан электронный банк вакансий для молодежи с высокой «закрываемостью» объявлений. В Красноярске, где зафиксирован самый высокий в крае уровень трудоустройства среди молодежи 20-29 лет, уже 15 лет действует «Трудовой отряд Главы города» для получения первого опыта работы и более 12 лет функционирует ассоциация, объединяющая Центры карьеры ведущих вузов. Бюджеты Карелии, Ленобласти частично возмещают компаниям зарплату выпускников в первые 3 месяца работы. Такие варианты коллабораций власти, общества и бизнеса регулируют не только вопросы безработицы или молодежной политики, но и повышают социальную мобильность самого региона.

Однако в масштабах государства подобных мобильных локаций явно не достает. Субъектам необходима единая программа для проработки ситуации с трудоустройством молодого населения. Поэтому совместно с общественниками было разработано предложение о внесении дополнений в государственную программу «Содействие занятости населения». Предлагается разработать федеральную подпрограмму содействия региональной занятости молодых специалистов «Занятость молодежи в субъектах РФ».

В рамках мониторинга исполнения подпрограммы нужно дополнить ее показатели рейтинговым инструментом. Предлагается добавить оценку уровня безработицы молодежи в сводную методику расчета показателя эффективности работы губернаторов, разрабатываемую Росстатом в настоящее время. Критерий должен учитывать актуальные показатели занятости и степень соответствия учебно-образовательных программ местных вузов потребностям региональной экономики. А также наличие программ стажировки молодежи, наличие вакансий «стажер» на ведущих региональных предприятиях разных типов. И аспект проведения (при поддержке руководства региона) регулярных мероприятий, направленных на активизацию молодежного предпринимательства.

В целях объединения молодежи и работодателя подпрограмму надо расширить онлайн-сервисами. Площадку общероссийской базы вакансий «Работа в России» следует использовать полнее. Здесь можно организовать онлайн-коворкинг, который позволил бы повысить прозрачность проведения стажировок, а молодежи узнать об открытых возможностях. Важно предусмотреть функционал коворкинга: обеспечить коммуникации с наставниками, отделами кадров и проведение профориентационных мероприятий в веб-формате.

Необходимо привлечь к работе площадки и вузы. Ресурс должен стать помощником по трудоустройству выпускников и старшекурсников. Вся информация здесь будет проверяться, поэтому профильные отделы учебных заведений будут заинтересованы в мониторинге рынка вакансий не менее, чем сами студенты. Письмо с соответствующими инциативами направлено вице-премьеру Татьяне Голиковой.

Разумеется, подобные предложения не являются рычагом давления на регионы. Однако эффекта плацебо они тоже вызывать не должны. В настоящих условиях мы обязаны удержать молодежь в России. Превратить безработное поколение не поголовно в топ-менеджеров, а в социально стабильный класс. Попытаться решить давнюю проблему «старыми новыми» методами, чтобы завтра было кому жить в «новой старой» стране.