Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,18
65,39
EUR/RUB
–0,22
74,09
РТС
+0,82%
1198,40
ММВБ
+0,74%
2488,63
Brent
–0,30%
66,97
Золото
–0,15%
1331,10
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Рустам Танкаев,  Гендиректор «ИнфоТЭК-Терминал»
Рустам Танкаев
Гендиректор «ИнфоТЭК-Терминал»

21 января в Брюсселе состоятся трехсторонние переговоры по газовой проблематике в формате Россия — ЕС — Украина. Как сообщала Еврокомиссия, во встрече примут участие вице-президент ЕК Марош Шефчович, министр энергетики РФ Александр Новак, заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев, министр иностранных дел Украины Павел Климкин и глава «Нафтогаза Украины» Андрей Коболев. Ожидается, что в центре внимания будет находится вопрос транзита российского газа через территорию Украины после 2019 года.

Нужно понимать, что в этих переговорах есть много абсолютно разных позиций. Есть условия Украины, причем часть этих условий являются невыполнимыми. Есть позиция европейского рынка, которая включает два направления. Первое направление соответствует позиции Европейского союза, позиции ведущих европейских экономик - Германии и Франции. И есть позиция Еврокомиссии, которая находится в русле интересов Соединенных Штатов и во многом противоречит интересам стран, входящих в Евросоюз.

Как я понимаю, вести переговоры будет Еврокомиссия, в то время как реальные экономические действия совершают европейские компании. Имеются ввиду действия, которые связаны со строительством «Северного потока-2» и инфраструктуры, которая создается для выхода «Турецкого потока». Что касается позиции России, то она совпадает с позицией стран-участниц Евросоюза и не совпадет с позицией Еврокомиссии.

Если возвращаться к позиции Украины, то ситуация сложная, слишком много нелогичных шагов делает руководство Украины, и эти нелогичные шаги порой противоречат интересам Украины. В качестве примера можно привести реконструкцию газотранспортной системы Украины. Эта проблема никак не решается. Деньги были выделены, и эти деньги благополучно разворовали, по второму разу деньги выделять никто не хочет. Поэтому сам вопрос о работоспособности газотранспортной системы Украины стоит очень остро. Это признает и Евросоюз, который наблюдает за состоянием ГТС.

Мы можем легко давать обещания, что транзит через Украину после 2019 года сохранится, потому что никакого транзита не будет. По завершении действующего транзитного газотранспортная система Украины, по прогнозам немецких экспертов, просто выйдет из строя. Еврокомиссия готова поддержать Украину во всем, кроме выделения денег, в том числе на модернизацию газотранспортной системы, и для этой позиции есть все основания.

Есть ещё конфликт между «Газпромом» и «Нафтогазом», который на самом деле находится на уровне хозяйствующих субъектов, но имеет далеко идущие последствия. Стокгольмский арбитраж поставил «Газпром» и «Нафтогаз» в неравные условия. Было признано, что у «Нафтогаза» были форс-мажорные обстоятельства, а для «Газпрома» такие условия приняты не были. Это абсолютно нелогичное решение, которое сделало эту проблему неразрешимой. И оно делает так, что нет возможности заключения какого-то нового соглашения, так как между сторонами есть неразрешенный спор. Это ситуация, которая не может быть разрешена в рамках имеющихся институтов власти на Украине — они делают все, чтобы эту проблему обострить.

Это такой «винегрет», в котором найти какое-либо общее приемлемое решение просто невозможно. Сколько об этом ни говори, решения не будет. Чтобы было какое-то приемлемое решение, нужно чтобы стороны были готовы к компромиссу, но никакого компромисса не просматривается.