Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,16
67,85
EUR/RUB
–0,81
76,22
РТС
–0,59%
1114,75
ММВБ
–0,01%
2285,53
Brent
–2,53%
69,21
Золото
–0,11%
1204,80
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Михаил Славков, Инвестиционный директор BGP Litigation
Михаил Славков
Инвестиционный директор BGP Litigation

Нынешний экономический кризис многие связывают с напряженной геополитической обстановкой, санкциями и антисанкциями и падением цен на нефть. Однако застой в нашей экономике наступил гораздо раньше. Еще в 2011 году отечественный ВВП начал плавно тормозить и до сих пор никак не может набрать былой темп развития. На то были и остаются серьезные причины и касаются они прежде всего структурных факторов производства.

Так, одной из них является износ основных средств, созданных в советские времена. После распада СССР инвестиции в средства производства упали в разы, и экономика жила, амортизируя прежний задел. Но если мало инвестируешь сегодня, то будешь мало зарабатывать завтра. В начале 2000-х бизнес сумел набрать высокий темп инвестирования, правда, он оказался недостаточен. Серьезная потеря эффективности экономики начала проявляться как раз после 2010 года — то есть спустя 20 лет после распада плановой экономики. А это как раз средний цикл жизни капитального оборудования.

Другая причина замедления роста российского ВВП — демография. Как известно, население — это одновременно рабочая сила и потребительская база. Падение рождаемости и уровня образования начала 1990-х годов в полной мере проявилось после 2010 года. Теперь происходит падение числа квалифицированной молодежи, так как не родились те люди, которые должны были бы сейчас вступать в продуктивную карьеру, производить и тратить.

Кроме того, технологическое отставание от передовых экономик мира, возникшее в 80–90-е годы, сокращалось в начале 2000-х, но потом снова стало нарастать. А технологии — это эффективность и прибыльность бизнеса. Мы сумели поймать интернет-волну, но упустили многие другие «волны», например, роботизацию производства, биотехнологии, микроэлектронику. Наш бизнес был заинтересован в основном в привлечении сырьевых технологий, так как они давали быстрый возврат. Технологии более глубоких переделов остались вне фокуса. Поэтому наши сырьевые компании сегодня смотрятся конкурентоспособными, их знают во многих странах мира, чего не скажешь об обрабатывающих бизнесах.

Таким образом, нынешняя картина на финансовых рынках отражает прежде всего накопленные структурные ограничения, и уже потом — сложную геополитику и ценовую конъюнктуру на сырье. Поэтому снятие санкций или рост цен на нефть мало что исправит в долгосрочной перспективе. Мы не вернем былой темп прироста ВВП в 6–7%, если не предпримем комплексных мер. Поэтому наш бизнес и регулятор должны формировать и развивать финансовые рынки таким образом, чтобы решать именно фундаментальные проблемы.

Финансовые рынки выполняют очень важные функции в экономике и от них многое зависит, но одними финансовыми мерами мы не преодолеем застоя. Даже развитые экономики сегодня не могут преодолеть стагнацию через монетарные стимулы. Достаточно вспомнить программы количественного смягчения, которые так и не сумели запустить рост. Нам нужны комплексные меры — законодательные и экономические.

Направления, куда должны двигаться наши финансовые рынки, можно разделить на качественные и количественные. Среди качественных направлений очень важным является совершенствование законодательства и системы исполнения законов. Во многих странах законодательство часто отстает от бизнеса на шаг-другой, но у нас эта дистанция больше. Нынешнее финансовое законодательство сложилось в условиях, которых де-факто больше нет и не будет. Необходимы новые законы, правдиво отражающие реальность и формирующие ее. Нужна либерализация и усложнение законодательства при одновременном усилении исполнительской дисциплины. Последнее уже происходит — чистка банковского сектора со стороны ЦБ. Также необходимо изменение состава рынков. У нас мало рыночных игроков, финансовые рынки олигополизированы крупнейшими банками с госучастием.

Среди количественных направлений хочется выделить давно назревшее снижение ставок, благо дело сейчас снижается инфляция и стабилизировался курс рубля. Ведущие инвестиционные банки прогнозируют снижение ключевой ставки до уровня 6% в следующие 12 месяцев. Обсудить этот и другие актуальные вопросы планируется на XXV Международном финансовом конгрессе «Перспективы развития финансового рынка», который пройдет 29 июня — 1 июля 2016 года в Санкт-Петербурге. Впрочем, снижение ключевой ставки должно быть достаточно селективным. Надо создавать новые механизмы и инструменты перераспределения финансовых ресурсов. Первыми эффект смягчения и притока ликвидности должны чувствовать приоритетные сектора реального сектора, население, индустрии образования и здравоохранения. Иначе снижение ставок будет менять экономическую картину лишь ситуационно, а не долгосрочно.