Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
0
66,96
EUR/RUB
0
76,41
РТС
–0,03%
1147,65
ММВБ
+0,03%
2440,30
Brent
+0,40%
60,66
Золото
–0,20%
1296,90
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Игорь Юшков, Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности
Игорь Юшков
Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Президент Белоруссии Александр Лукашенко поручил правительству страны проработать вопрос об альтернативных вариантах поставок нефти в республику — через прибалтийские порты. По его словам, Белоруссия, в свою очередь, могла бы поставлять Литве или Латвии нефтепродукты из этой нефти по ценам ниже мировых.

Полагаю, что это блеф со стороны Лукашенко, мы с таким регулярно сталкиваемся. С начала была нефть из Венесуэлы, потом из Ирана, Азербайджана, Казахстана. При этом если посмотреть на данные официальной статистической службы Белстат, там прекрасно видно, что стоимость российской нефти гораздо ниже, чем нефть, купленная в третьих странах.

Так что никакой экономической логики в том, чтобы Белоруссии покупать нефть на мировом рынке, нет. Если Белоруссия купит в портах Прибалтики нефть по мировым ценам, как же они потом будут продавать нефтепродукты со скидкой, если нефть стоит дороже? Прибалты ведь не станут покупать более дорогие нефтепродукты просто потому, что они белорусские. Страны Прибалтики могут закупать у Белоруссии более дешевые нефтепродукты, полученные из более дешевой российской нефти.

Так что я думаю, что Лукашенко пытается укрепить переговорную позицию с Россией, чтобы попробовать выторговать более выгодные условия. На мой взгляд, это блеф и никакой реальной переориентации Белоруссии на других поставщиков нефти мы не увидим. Возможно, будут разовые закупки, как это было с Венесуэлой, Азербайджаном или Казахстаном. Иранская нефть до них тогда так и не дошла).

Проблема в том, что Минску не нравится налоговый маневр. Маневр предполагает рост налога на добычу полезных ископаемых и сокращение экспортной пошлины в качестве компенсации. Получается, что внутри России и Белоруссии нефть для НПЗ подорожает, а белорусские нефтепродукты вырастут в цене. Раньше они брали у нас дешевую нефть, перерабатывали, а нефтепродукты продавали на экспортных рынках по мировым ценам. В вот сейчас придется делать так, как во всем мире, и разницу в цене в карман положить не получится.

Россия в ходе переговоров изначально предложила переводить компенсацию в белорусский бюджет напрямую так же, как ее получают российские НПЗ. Компенсацию нефтеперерабатывающие заводы получают, чтобы не допустить роста цен не нефтепродукты на внутреннем рынке. Однако Белоруссия настаивала на том, чтобы покупать нефть по более низким ценам, а от компенсации отказывалась.

В мутной воде можно поймать больше рыбы: они хотят, чтобы Россия не могла указывать, сколько конкретно денег было переведено в белорусский бюджет. Вероятно, расчет был на то, чтобы выгода от разницы в цене терялась в экономических схемах процесса нефтепереработки.

Минск долго торговался, не соглашался с предложенными условиями компенсации налогового маневра, в результате Москва устала от переговоров, и тут встал вопрос об интеграции: почему мы должны продавать нефть на $20 за баррель дешевле для Белоруссии, которая закупает у нас 18 тонн в год. Ведь скидка для Белоруссии делается за счет бюджета, а не за счет компаний. Эти деньги, грубо говоря, можно было бы направить на выплату пенсий.

В итоге белорусские власти начали нервничать, обижаться. На самом деле, чем меньше льготной нефти мы поставляем Белоруссии, тем больше денег будет поступать в наш бюджет, поскольку при продаже на экспортных рынках нефти компании отчисляют экспортные пошлины в бюджет.