Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
+0,50
67,28
EUR/RUB
+0,68
76,43
РТС
–0,66%
1106,05
ММВБ
–0,37%
2350,29
Brent
–3,69%
56,36
Золото
+0,21%
1259,40
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Алексей Мартынов, Директор Института новейших государств
Алексей Мартынов
Директор Института новейших государств

Белорусский президент Александр Лукашенко заявил журналисту ВГТРК Павлу Зарубину, что ему пришлось извиниться перед президентом России Владимиром Путиным за спор о цене на газ для Белоруссии, который произошел во время заседания Высшего Евразийского экономического совета.

Белорусский президент вел себя слегка вызывающе, зная, что его снимают телекамеры. Насколько мне известно, за закрытыми дверями между лидерами стран Евразийского экономического союза бывают крайне острые дискуссии, однако по понятным причинам в публичную сферу выносить такие дискуссии не принято. Но Лукашенко позволил себе такое, и за это он извинился.

Откровенно говоря, Лукашенко был не прав, и речь в ходе переговоров шла не о цене на газ — это был просто повод поговорить. Речь шла о глубине интеграции. Логика тут простая: внутрироссийские цены на газ могут быть только в России. А Белоруссия все же является отдельным государством, но при этом пытается и рыбку съесть, и в пруд не лезть. Так не бывает.

Цена на газ для Белоруссии снижена ровно на столько, на сколько позволяет ее глубина интеграции с Россией, что собственно на пальцах в двух минутах объяснил президент России. Так что в данной ситуации Лукашенко явно не прав.

Проблема в том, что после распада СССР и вплоть до середины нулевых считалось, что все страны на постсоветском пространстве должны быть максимально независимыми, вести суверенную политику, однако Россия всем должна. Почему? Потому что так было всегда: до 1991 года и 100, 200 лет назад. Все считают, что Россия большая, богатая, что она должна всех кормить, а Россия инерционно следовала этим путем.

Если посмотреть на страны на постсоветском пространстве, в том числе недружественные, мы их сами и откармливали собственными силами и средствами, квотами, субсидиями, внутренними ценами на энергоносители и так далее. По некоторым данным, на одну Украину за первые 12 лет ее независимости в виде разнообразных квот и прочих поблажек ушло несколько десятков миллиардов долларов. И также везде.

Сегодня, к сожалению, многие продолжают следовать этой логике. Почему стоимость газа для Белоруссия должна быть такой же, как и в Смоленской области? Повторю, внутрироссийские цены на газ могут быть только на территории России. Цена для Белоруссии и так снижена, и скидка пропорциональна глубине нашей интеграции, а чтобы получить внутрироссийские цены, она должна будет стать частью России. Других вариантов быть не может.

Ведь Россия никого не заставляет как-то действовать, никого не шантажирует энергоресурсами, как это некоторые пытаются представить. Хотите? Пожалуйста! Нет? Значит, нет. Посмотрите, с каким терпением, осторожностью, не торопясь Путин выстраивает все эти линии. Исходя из сегодняшних реалий, можно было бы в приказном порядке регламентировать все так, как выгодно или нужно России — тем не менее, никто на это не идет.

Мы проводим взаимоуважительные, партнерские переговоры и выстраиваем равноправные отношения, вне зависимости от богатства других стран или численности их населения. Мы со всеми сидим за одним столом, даже с маленькими странами, и равноправно друг с другом беседуем. Как мне кажется, равноправие является одним из главных аспектов, которые развивает Россия и ее руководство в рамках Евразийского союза. А в условиях демократии бывают разные казусы.