Срочно

Мнение

Мнение: Дмитрий Аханов, Президент RUSNANO USA, член попечительского совета GenerationS
Дмитрий Аханов
Президент RUSNANO USA, член попечительского совета GenerationS

Уровень инновационной активности крупных российских компаний сейчас крайне низок, особенно если сравнивать с крупными международными компаниями. Внедрение инноваций — задача многофакторная и крайне трудоемкая. Один из реально работающих инструментов — наличие в корпорациях внутренних подразделений или специалистов, которые выступают проводниками инновационных решений для своих компаний. По такому принципу работают Merck, Airbus, BASF, Boeing и многие другие. В Bank of America, например, создано специальное подразделение, для сотрудников которого главная задача — не просто искать новые технологии на внешнем рынке, но и объяснять стартапам и венчурным инвесторам, в чем именно нуждается корпорация, и затем выступать «поводырем» внутри своей корпорации, «проводя за руку» стартапы по внутренним подразделениям. Такие люди становятся «переводчиками» с языка небольших компаний на язык крупного бизнеса и наоборот.

Другим важным направлением является сотрудничество корпораций с венчурными фондами. Это, как правило, не требует очень серьезных инвестиций (по масштабам корпораций), зато тесное взаимодействие — например, вхождение в наблюдательные и технические советы фондов — дает возможность понимать, в какую сторону движутся технологии и как развиваются возможные партнеры и конкуренты.

Инновации в России — очень неоднородное поле. Кто-то не работает со стартапами вообще, кто-то, напротив, начинает активно смотреть на инновационные решения. Крайне сложно сравнивать, например, крупный федеральный банк и какую-нибудь региональную сетевую компанию. Хотя и среди сетевых компаний есть абсолютно разные интересанты и разные подходы: одни всерьез стремятся снизить издержки и ищут инновации, которые позволили бы это сделать. Другие придерживаются консервативных взглядов.

Основной барьер для внедрения инноваций в компаниях — психология. Причем психология в двух смыслах этого слова: это и косность мышления сотрудников, которые десятилетиями работали по определенному шаблону, и отсутствие реального опыта работы с малыми компаниями и малыми решениями. Классический пример — энергетика. Когда приходишь в эту отрасль с каким-либо решением, все задают стандартный вопрос: «Покажите, где это уже отработало 25–30 лет, и тогда возможно это рассматривать».

Чтобы внедрить инновационные решения, кто-то должен взять на себя риски, в том числе технологические, а зачастую даже рискнуть своей карьерой. И такой риск в корпорациях — это всегда очень существенный барьер. Без определенного лидерского посыла сверху заниматься внедрением инноваций практически нереально.

Впрочем, ситуация значительно улучшается. За последние три-четыре года произошел если не разворот крупных промышленных компаний в сторону инноваций, то как минимум проявление интереса и внимания к этой сфере. Тем не менее нам еще предстоит пройти длинный путь до создания эффективных моделей «открытых инноваций» российским бизнесом. Особенно это касается крупных компаний, которые занимаются нефтедобычей, переработкой, электроэнергетикой, металлургией.