Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
+0,19
67,03
EUR/RUB
+0,73
76,70
РТС
–1,29%
1052,74
ММВБ
–0,01%
2285,53
Brent
+0,24%
71,88
Золото
+0,52%
1187,10
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Абел Аганбегян, академик РАН, завкафедрой в РАНХиГС
Абел Аганбегян
академик РАН, завкафедрой в РАНХиГС

Президент Владимир Путин дал указание Минэкономразвития представить к маю 2017 года комплексный план социально-экономического развития России до 2025 года. Особое место в этом плане, на наш взгляд, должна занять социальная сфера.

Это связано прежде всего с двумя обстоятельствами.

Во-первых, в период стагнации и рецессии 2013–2016 годов социальные показатели сократились в 2–3 раза сильнее экономических показателей: если валовый внутренний продукт снизился в годы рецессии на 3,2%, а промышленность — на 3%, то розничный товарооборот сократился почти на 15%, реальные доходы — на 10%, реальная заработная плата — на 9%, а конечное потребление домашних хозяйств — на 13%. Поэтому стоит первоочередная задача — восстановление этих и других социальных показателей.

Во-вторых, важнейшим источником экономического роста, который нам необходим, является развитие человеческого капитала, а значит, его главной составляющей части — «экономики знаний» (НИОКР, образование, информационно-коммуникационные технологии, биотехнологии и здравоохранение). Так что развитие образования и здравоохранения — главных здесь отраслей — является первоочередной задачей.

Вывод: мы должны перейти к экономическому росту с приоритетным развитием социальной сферы. Это важно сделать и потому, что по международным рейтингам по социальным показателям (кроме образования) Россия отстает от других стран больше, чем по экономическим показателям.

Из 150 стран мира по уровню экономического развития — показатель ВВП по паритету покупательной способности на душу населения — Россия занимает 43-е место, по сопоставимому уровню реальных доходов и реальной заработной платы — 50–55-е место, по индексу социального развития ООН — 65-е место, по уровню жизни пенсионеров — 78-е место, по обеспечению комфортным жильем — примерно 80-е место, по ожидаемой продолжительности жизни — 90-е место, по качеству здравоохранения — 119-е место. И только по качеству и уровню образования у России 30-е место в мире.

Заметим, что в прошлом по многим социальным показателя Россия занимала более высокие места в мировом рейтинге.

По образованию в конце 50-х — начале 60-х годов Россия вышла на 3-е место в мире и с того времени постепенно «пятилась назад».

По ожидаемой продолжительности жизни в 1964–1965 годах Россия достигла 70 лет и входила в число самых развитых стран по этому показателю. Затем этот показатель снизился и вновь достиг 70 лет только в 2012 году, в то время как ведущие страны Европы достигли ожидаемой продолжительности жизни 81–83 года.

По жилью. Средняя обеспеченность на душу населения России составляет около 24 кв. м, что близко к 30-метровому рубежу ряда стран Европы. Вместе с тем 23% жилья в России не имеет канализации, 19% — водопровода, 31% — ни ванны, ни душа и 32% — горячей воды. Так что обеспеченность комфортным жильем в среднем составляет только 16 кв. м в сравнении с 30–40 кв. м в странах ЕС.

Финансирование образования и здравоохранения. Доля образования и здравоохранения в ВВП составляет менее 5% и по одной, и по другой сфере, причем расходы государства, включая социальные страхования, — менее 4%. В развитых странах, где ВВП на душу населения в 2–3 раза выше, чем в России, эта доля составляет по образованию — около 8%, а по здравоохранению — более 10%. По рейтингу стран мира по финансированию образования и здравоохранения Россия занимает 80–90-е места.

Столь низкая доля образования и здравоохранения во многом привела к тому, что удельный вес всей сферы «экономики знаний» в ВВП составляет 13%, в то время как в ЕС — около 30%, а в США — даже 40%. Заметим, что в советской России эта доля составляла около 20% и тогда мало отличалась от показателей развитых стран. Недостаточное развитие «экономики знаний» сильно тормозит наш экономический рост.

Пока мы являемся индустриальной страной, где промышленность производит около 30% ВВП, а «экономика знаний» — втрое меньше. Развитые страны перешли к постиндустриальному развитию, где «экономика знаний» является главной сферой экономики, создавая 30–40% ВВП, в то время как промышленность — около 20%.

Поэтому в развитых странах на 60–70% экономический рост связан с приоритетным развитием «экономики знаний» и только на 30–40% — с инвестициями в основной капитал. В России, напротив, основным источником роста экономики пока являются инвестиции в основной капитал. И, если мы хотим добиться этого роста, надо поднять долю инвестиций в ВВП с 17% в 2016 году до хотя бы 22% в 2020 году и 27% в 2025 году. Соответственно, долю «экономики знаний» в ВВП предстоит повысить с 13% в 2016 году до 17% в 2020 году и 25% в 2025 году. Это нам обеспечит экономический рост в размере 3–3,5% в 2020 году и до 5% в среднем в год к 2025 году.

Главной социальной задачей на период до 2025 года является преодоление бедности. 10% бедных семей имеют среднедушевой доход около 6 тыс. рублей в месяц, в то время как прожиточный минимум приближается к 10 тыс. руб., а уровень минимальной заработной платы установлен в размере 7,5 тыс. руб. У 10% богатых семей душевой доход в месяц составляет около 90 тыс. руб. в месяц. Разница с бедными семьями — около 15 раз.

К 2025 году надо поставить задачу, чтобы в России не было семей, душевой доход которых будет менее 15 тыс. руб. При этом среднедушевой доход с 30 тыс. увеличится к тому времени до 40–45 тыс. руб. (в ценах 2016 года).

Чтобы столь сильно подтянуть уровень жизни малообеспеченных семей, предстоит минимум зарплаты повысить до 20–25 тыс. руб. при увеличении средней зарплаты (без учета обязательного самофинансирования пенсий, страховки по здравоохранению, перехода на рыночные цены по ЖКХ и введения нормального налога на недвижимость в размере 1% ее рыночной цены) с 35 тыс. до 50–55 тыс. руб. А с учетом перехода к самофинансированию — до 70–80 тыс. руб.

Одновременно должны быть повышены пенсии с 35 до 50% к уровню средней зарплаты, введены более высокие пособия для детей и вдвое умножен размер материнского капитала. При этом существующая система социальной помощи за счет государства должна быть переориентирована прежде всего для оказания помощи малообеспеченным семьям, в то время как сегодня основные средства достаются средне- и высокообеспеченным гражданам.

При увеличении ожидаемой продолжительности жизни и размера пенсии возраст выхода на пенсию может быть повышен примерно на пять лет. В связи с этим численность трудоспособного населения страны увеличится на 10 млн чел., что компенсирует предстоящее сокращение этой численности в связи с возрастными сдвигами.

Финансирование образования и здравоохранения в сопоставимых ценах предлагается увеличить в 2–2,5 раза. Это позволит нам увеличить ожидаемую продолжительность жизни с 72 лет в 2016 году до 79 лет в 2025 году, сократить смертность с 1,9 до 1,5 млн чел., в том числе трудоспособного населения — с 470 до 230 тыс. чел., и младенческую смертность с 6 на 1000 родившихся живыми до 3,5.

Заметим, что примерно такой же рывок мы сделали в последние 10 лет, сократив смертность населения с 2005 года на 400 тыс. человек, в том числе в трудоспособном возрасте — на 270 тыс. чел., увеличив продолжительность жизни с 65,3 до 72 лет и преодолев депопуляцию населения, которая в 2005 году составляла более 800 тыс. человек.

Нам коренным образом предстоит также улучшить качество образования — и школьного, и университетского. Но больше всего должно улучшиться профессиональное обучение, где ставку надо сделать не только на приобретение знаний, но главное — на навыки и умение, которые являются самой отсталой частью квалификации наших работников.

В течение следующих 10 лет следовало бы, на наш взгляд, существенно преобразовать нашу социальную систему, которая отстала от экономического развития нашей страны, не соответствует ему по уровню и является неэффективной для рыночной страны. Надо, ориентируюсь на опыт передовых стран, ввести обязательные страховые взносы на пенсии самих трудящихся — в размере до 10% дохода. Целесообразно перейти также к оплате трудящимися обязательной страховки на здравоохранение — в размере 6–7%, остальную часть страховки на пенсии и здравоохранение будет платить предприятие.

Введение взносов трудящихся на пенсионное обеспечение, страховку на здравоохранение, на компенсацию возможного повышения цен на ЖКХ в связи с переводом этой сферы на частную собственность и введением рыночных цен, на компенсацию нового налога на недвижимость — должно быть проведено таким образом, чтобы у 95% трудящихся (кроме самой богатой части населения) реальные доходы не снизились. Это можно сделать путем индексирования зарплаты и других доходов при указанных нововведениях

Следовало бы при налоговой реформе 2018 года ввести ступенчатую шкалу налогообложения, полностью освободив от налога малообеспеченные семьи и установив повышенные ставки налога с доходов, вдвое-втрое-вчетверо превышающих средний доход в размере 20–30–40% с верхней части дохода.

Комплекс всех этих мероприятий позволит сократить разницу в доходах бедных и богатых семей с 15 раз до 8–10 раз — до уровня стран Западной Европы.