Архив сайта

Срочно

О перспективах космического туризма в России

Павел Пушкин
Гендиректор «Космокурса»

«КосмоКурс» работает над многоразовым космическим носителем. Создать его в России — это полностью реализуемо, и это подтверждается и отечественным, и иностранным опытом. Просто надо заставить себя работать и не бояться.

Первый туристический полет на многоразовом носителе планируем на 2021 год, а реальные — на 2020-й. Первоначально они будут беспилотными, а потом, может быть, с космонавтами-испытателями. Осуществлять пуски планируем в основном с Байконура. Космодром «Восточный» нам предлагали, но он не подходит по рельефу — там не равнинная местность.

Планируем, что в нашем комплексе для туристических суборбитальных полетов в космос все будет новым. Когда предлагают взять готовую ракету, например «Союз», для нас это неприемлемо. Вообще я считаю, что все очень заигрались «в кубики» — на изделии, придуманном 50–60 лет назад, усовершенствуют то один, то другой блок или систему. Когда говорят, что можно сделать ракету на базе другой, — это неправильно. У нас новая ракета, у нее новые требования по многоразовости, обслуживаемости, быстрой подготовке к старту, высокой безопасности и надежности. Все требования по надежности и безопасности, которые предъявляются к нашему комплексу, на порядок выше, чем то, что летает в космос сейчас.

Когда мы с «Роскосмосом» согласовывали техническое задание, они спрашивали, почему у нас такие высокие требования к надежности, можно ведь сделать и пониже. Я им привел расчет: при нынешнем потоке космонавтов к МКС и при тех требованиях надежности, которые предъявляются к этой системе, катастрофа, которая приведет к потере здоровья или жизни космонавтов, возможна один раз в 66 лет. Но это если отправлять в год два-три пилотируемых корабля. Мы же планируем осуществлять в год под сотню запусков. Пересчитали для наших условий, получили неприемлемые показатели надежности и риски катастроф. В итоге убедили «Роскосмос» в необходимости более высоких требований к надежности.

Мы являемся головными исполнителями по разработке проекта. Комплекс включает в себя не только ракету, но и наземную инфраструктуру, средства транспортирования. Также мы полностью занимаемся вопросами проектирования ракеты и пилотируемой капсулы, а смежникам из космической и авиационной отрасли заказываем работы по двигателям, системам управления, телеметрии и так далее. На данный момент мы занимаемся проработкой проекта с точки зрения его технической и финансовой реализуемости.

Однако на отраслевых предприятиях мы нередко сталкиваемся с непониманием. Представьте, к примеру, что вы делаете системы управления для ракет. В год осуществляется 10 пусков. Значит, вы должны сделать 10 систем управления. А когда есть одна многоразовая ракета, вам нужно изготовить только одну систему управления. Получается, что предприятиям это невыгодно и они начинают увеличивать стоимость систем, усложнять их. Когда мы приезжаем на предприятия, у нас чуть ли не сразу интересуются: вы действительно хотите это сделать или вам нужно просто написать бумагу для инвестора?

У нас получилось доказать «Роскосмосу», что хотим сделать настоящее изделие. Сейчас ведомство нам полностью содействует. Что касается финансового участия «Роскосмоса» в нашем проекте, мы на него не надеемся, но допускаем. Пока мы работаем полностью на частные деньги, государственных средств у нас нет. Наш проект стоит $150 млн, и окупать эти деньги будем около 10 лет. Но, если государство даст нам эту сумму, проект позволит вернуть инвестиции за три года. При этом государство получит валютную выручку, поскольку наш проект ориентирован в основном на иностранных туристов. Понятно, что рискованный проект, но если государство вложится и у нас получится, оно не прогадает. По крайней мере, оно создаст высокотехнологичные рабочие места.

Кроме того, не нужно забывать, что в одной только Москве живут более 3,6 тыс. человек с состоянием более $10 млн. При этом по нашим расчетам $250 тыс. за полет — это цена, которую нам можно выдержать, а может быть, даже снизить. Другими словами, только в столице насчитывается столько потенциальных клиентов, что можно обеспечить нам пятилетнюю программу полетов. Ведь мы планируем в год запускать по 700 человек, осуществлять по два пуска в неделю, в общей сложности около 120 пусков. Так что рынок есть, и мы ожидаем, что спрос будет стабильным.