Архив сайта

Срочно

О дешевой нефти и новых направлениях развития экономики

Андрей Кочетков
аналитик брокерского дома «Открытие»

Для развития нашей страны нам как раз нужно, чтобы нефть оставалась достаточно дешевой. Иначе ничего развиваться не будет. Когда все хорошо — что же еще нужно делать?

Что касается самой цены на нефть. Дело в том, что сейчас все играют в игру под названием «Кто упадет первым?». Никто не падает. Потому что технологии добычи нефти развивались активно, и сейчас они не такие дорогие, как это было 30–40 лет назад. Плюс очень много проектов было введено в строй в те годы, когда нефть стоила дороже $100, и сейчас многие страны и компании имеют возможность добывать солидные объемы нефти.

Не лишним будет сказать, что на рынке сейчас отсутствует ливийская нефть, частично нигерийская нефть, и Иран еще не довел свою добычу до пределов своих технических возможностей. Фактически речь идет о 2–2,5 млн баррелей «лишней» нефти, которые могут поступить на рынок. Поэтому мечтать о повышении цен на нефть сейчас преждевременно, если только не случится какой-нибудь гражданской войны в Саудовской Аравии. Но это событие из числа возможных, но маловероятных.

То, что сейчас все упрямятся и стараются довести нефтедобычу до максимальных объемов, скорее всего, очень негативно скажется на нефтяном рынке, и все прогнозы относительно того, что цена на нефть не упадет ниже $40, — они как минимум не совсем правильные. Если нефть будет продолжать поступать, то будет затоваривание складов и желания покупать нефть по таким ценам ни у кого не будет.

Единственное, что сейчас более-менее может оживить рынок нефти, — это негативные тенденции добычи в Китае. У них в августе было зафиксировано около 10% падения добычи за год. В Китае не так много месторождений, и все они находятся на определенной стадии выработки. В стране меньше автомобилей, но зато больше мотоциклов, мотороллеров и так далее. Мотоцикл, как известно, ест бензина меньше, чем автомобиль.

Из всего этого мы выходим с выводом о том, что в ближайшее время нефть вряд ли будет дорогой. Это заставляет нашу страну как минимум адекватно оценивать свои финансовые возможности и — плюс к этому — изыскивать способы развития, а не просто проедать нефтяную ренту. У нас было практически 12 лет высоких цен на нефть, которые мы просто «просвистели».

Самая главная задача чиновника — поменьше работать и побольше получать. Соответственно, главная задача государственного органа — побольше получить и поменьше потратить. Это видно по Минфину. Они сокращают расходы, делают это не всегда грамотно, но зато пытаются показать, что ничего повышать они не будут и, напротив, заняты всяческой благотворительностью. Однако с чего-то растут налоги уже пять лет подряд, и происходят другие подобные вещи.

Сейчас готовятся различные реформы повышения налогообложения добывающих отраслей. Будут стимулировать развитие добычи, хотя в принципе это сейчас не нужно. Пересчеты приводят к тому, что нагрузка на эти отрасли увеличится. Хотя, возможно, это и нужно: эти компании очень много денег тратят на собственное обслуживание. Если покопаться в корпоративной культуре того же «Газпрома», то мы увидим, что это фактически государство в государстве. Далеко не все, конечно, сотрудники «Газпрома» получают высокие зарплаты и массу бонусов, но живут «богато». Там есть где получать налоги.

Но налоги можно было бы получать и другим путем. В этом году предполагалось, что государственные компании выплатят до 50% своей прибыли в виде дивидендов. Но так случилось, что все практически компании, которые должны были это сделать, не сделали ничего. Какими-то своими лоббистскими мерами и способами, они уговорили своего главного акционера — государство, — что они не будут выплачивать эти деньги в виде дивидендов. Вопрос «Куда пойдут деньги?», которые госпредприятия не стали выплачивать государству, остается открытым. Пойдут ли они на развитие или нет? Неизвестно.

У нас, к счастью, экономика сама развивается, если ее не трогать. Вот не трогали долгое время сельскохозяйственный сектор, случился обвал рубля — и оказалось, что в магазинах мяса стало только больше. Картошки стало больше отечественной. Вчера-позавчера читал статьи про то, что с картошкой у нас совсем плохо. Но, оказывается, плохо — это в 20% официального сектора, а 80% потребности покрывается частным сектором.

В перспективе, скорее всего, налоги будут повышаться. Для этого затевается очередная, по-моему, уже шестая по счету пенсионная реформа, будет увеличиваться налоговое бремя на нефтегазовый сектор и другие добывающие отрасли. Возможно, изменятся тарифы внешней торговли. Хотя в этом году у нас оказалось довольно много зерна и были сняты тарифы на экспорт зерна.

В любом случае налоговое законодательство будет меняться, и, естественно, не в пользу экономических субъектов, а в пользу бюджетных поступлений.

Интересный маневр был сделан в отношении пенсионеров: выплатят одноразово пенсионерам 5 тыс. руб. и на этом успокоятся. То есть не будет повышения пенсий, будет одноразовая выплата. Не знаю, насколько это эффективно с точки зрения экономии бюджета.

Видно, что правительство старается меньше тратить и больше получать. С точки зрения управления государством решения Минфина, возможно, не всегда адекватны и последовательны. Тем не менее Минфин какие-то планы имеет и их реализует: последовательно старается увеличить сбор и уменьшить расходы. И надо сказать, что реальные параметры дефицита будут меньше, чем ожидаемые. Уже в августе у нас было 2,9% ВВП, а на этот год было запланировано 3%.

(Мнение подготовлено в партнерстве со speakercom.ru)