Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,18
65,39
EUR/RUB
–0,22
74,09
РТС
+0,82%
1198,40
ММВБ
+0,74%
2488,63
Brent
–0,30%
66,97
Золото
–0,15%
1331,10
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Станислав Бышок, Исполнительный директор международной мониторинговой организации CIS-EMO
Станислав Бышок
Исполнительный директор международной мониторинговой организации CIS-EMO

Президент России Владимир Путин после переговоров с премьер-министром Японии Синдзо Абэ сообщил, что Москва и Токио подтвердили заинтересованность в подписании мирного договора, но сторонам предстоит провести кропотливую работу по выработке взаимоприемлемых решений.

Учитывая, что по итогам переговоров были очень сдержанные заявления, неопределенные комментарии со стороны Дмитрия Пескова, очевидно, что обсуждать мирный договор мы будем еще долго. Когда нет оптимистических заявлений, значит, переговоры идут сложно, но они все же идут по существу, то есть стороны не намерены просто все оставить как есть, а завершить процесс.

На мой взгляд, российская сторона может вернуться к предложениям, которые были сформулированы еще при Никите Хрущеве в 1950-ых годах. Речь шла о том, что СССР передает Японии два острова, а взамен получает гарантии в области безопасности, а также специфическое разграничение морского пространства для обеспечения судоходства кораблей вблизи этих островов.

Такая комбинация вполне могла бы быть нормально воспринята российским обществом, ведь в отличие от Крыма или Калининграда, Курилы не имеют никакой ценности в русском самосознании, они являются только военным трофеем и не воспринимаются как коренная земля.

Проблема в том, что в самой Японии считают все Курильские острова как свою отобранную территорию. Если Абэ скажет, что он решил вопрос только по двум островам, это может вызвать недовольство в значительной части японского общества. Не все, но многие японцы считают, что сделка должна быть заключена по принципу все или ничего.

Другой момент, более важный для России, это то, что Япония по итогам Второй мировой войны имеет ограниченный суверенитет, в том числе военный. Существуют сомнения относительно того, сможет ли Япония гарантировать немилитаризацию этих двух островов, а также сможет ли она гарантировать некоторые вещи, связанные с безопасностью России, например, в области судоходства вблизи островов.

Япония не всегда вправе чисто самостоятельно принимать решения в области безопасности, существует необходимость согласовывать такие решения с США. Так что учитывая столь сложную комбинацию, вряд ли стороны смогут прийти к соглашению сегодня-завтра, но, по крайней мере, это понятная переговорная позиция.