Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
+0,08
67,11
EUR/RUB
+0,39
77,09
РТС
+1,20%
1065,34
ММВБ
–0,01%
2285,53
Brent
+0,12%
72,23
Золото
+0,37%
1193,80
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Александр Фролов , Заместитель генерального директора Института национальной энергетики
Александр Фролов
Заместитель генерального директора Института национальной энергетики

17 июля в Берлине прошла трехсторонняя встреча по газовым вопросам в формате Россия — ЕС — Украина. Россия готова заключить новый контракт на транзит газа с Украиной или продлить действующий, сообщил глава Минэнерго России Александр Новак. По его словам, стороны договорились, что экспертная группа к октябрю изучит ряд вопросов, включая возможные объемы транзита газа через Украину после 2019 года.

Это были не переговоры, а встреча, на которой стороны обменялись мнениями. Если посмотреть на заявления украинской стороны — в частности, министра иностранных дел Павла Климкина — встреча не привела ни к каким результатам. Даже приезд главы «Газпрома» Алексея Миллера, без которого встреча не была бы такой представительной, учитывая, что спор все-таки касается хозяйствующих субъектов, не повлиял на итоги встречи.

Комментарии главы Минэнерго Александра Новака заставляют также с некоторым скепсисом посмотреть на итоги этой встречи. Я предполагаю, что успеха в переговорах не стоит ожидать до смены власти на Украине, которая должна произойти весной 2019 года, так как рейтинг у президента Украины Петра Порошенко даже ниже, чем у его предшественника Ющенко. Вместе с этим поменяются руководители «Нафтогаза», и если вместе с этим поменяются риторика и политика, то тогда можно будет ожидать каких-то результатов.

Думать так заставляют также премии, которые были выписаны руководителям «Нафтогаза» по итогам Стокгольмского арбитража. Из этих людей мы знаем Андрея Коболева (глава «Нафтогаза» — RNS) и Юрия Витренко (главный коммерческий директор «Нафтогаза» — RNS), которые вчера участвовали во встрече. С учетом позиции об отказе от претензий, которую озвучил Владимир Путин, «Нафтогаз» оказывается недоговороспособным. Они могли бы или отказаться от выплат со стороны «Газпрома», или договориться о том, чтобы выплаты были ниже, свести взаимные претензии к нулю. Теоретически это возможно, но эти люди на это не пойдут, так это бьет по их собственному кошельку.

Если договариваться с новой властью Украины, то договариваться можно только о минимальном объеме транзита. В действующем контракте «Газпром» обязуется прокачивать до 110 млрд кубометров в год. Там не указано никаких санкций, но такое обязательство есть. Нужно понимать, что если выбирать между «Северным потоком-2» и украинским маршрутом, то выбор очевиден, так как «Северный поток-2» на 1,5-2 тыс. км короче, а значит дешевле — к тому же он просто новее.

Если в новом контракте и будут прописаны минимальные объемы, то они составят 10-15 млрд кубометров. Эта цифра обусловлена тем, что в текущем году «Газпром» поставит в Европу 200-205 млрд кубометров газа, а все обходные маршруты дадут в сумме мощности 190 млрд кубометров в год. Таким образом, останется 10-15 млрд кубометров. Оценить точно, сколько минимально нужно прокачивать Украине, чтобы не нести убытки, не представляется возможным. Называются оценки в 30 млрд кубометров, в 40 млрд, но, скорее всего, при нормально работающей экономике это может быть 50 млрд кубометров. С другой стороны, сейчас «Нафтогаз» аккумулирует прибыль и не вкладывает в развитие газотранспортной системы.

Что касается транзита на Украину среднеазиатского газа, то нужно понимать, что это будет стоить денег. В первой половине 2000-х от этой идеи отказались. А к нынешнему моменту добавляется еще вопрос о том, где взять ресурс: туркменский газ отбирает Китай, у Азербайджана тоже газа для Украины нет — он будет направляться в газопроводы TAP и TANAP.