Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,18
65,39
EUR/RUB
–0,22
74,09
РТС
+0,82%
1198,40
ММВБ
+0,74%
2488,63
Brent
–0,30%
66,97
Золото
–0,15%
1331,10
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Александр Фролов, Заместитель гендиректора Института национальной энергетики
Александр Фролов
Заместитель гендиректора Института национальной энергетики

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что его цель — сделать страну энергонезависимой в течение ближайших пяти лет. По его словам, в 2017 году Украина потребила 14 млрд кубометров импортного газа, а в 2018 году показатель снизился до 10 млрд кубометров.

При нынешнем курсе Украина сможет обеспечить себе энергонезависимость по газу, возможно, даже еще раньше обозначенных сроков. Ведь Порошенко, по сути, констатировал снижение количества потребителей газа в промышленном секторе, именно так нужно понимать эти цифры.

2017 год на Украине считался достаточно оптимистичным с экономической точки зрения, потому что импорт газа вырос в сравнении 2016 годом, когда показатель составлял в районе 11,5 млрд кубов. Рост импорта газа свидетельствовал о начале восстановления экономики, поскольку он в основном поставляется для украинской промышленности. Внутри страны у них добывается порядка 20 млрд кубов в год.

Так что импорт газа является своего рода индикатором состояния промышленности. Если промышленность восстанавливается — импорт газа растет, потому что он нужен не только как энергоноситель, но и как сырье для производства различной продукции — например, удобрений.

На месте Порошенко я бы не радовался снижению импорта газа в 2018 году, ведь это говорит о том, что успехи 2017 года были случайными, тенденции на восстановление экономики нет, а общий курс не деиндустриализацию Украины продолжился и усугубился. Одной из причин является рост стоимости газа, из-за чего снизилась конкурентоспособность украинского производителя.

Украинские власти выбрали крайне неразумную с точки зрения развития собственной экономики модель взаимодействия с мировым газовым рынком, перейдя от такой патерналистской системы к чисто либеральной, которую мы не увидим даже ни в одной из стран Европы. Украина привязала собственную добычу к импортному паритету, а также стремится к тому, чтобы повысить цены на газ для населения до уровня цен для промышленности.

В целом это убивает как потребление газа в домохозяйствах, так и в промышленном секторе. Будучи украинским промышленником, вы не можете конкурировать с производителями из других стран, если газ для вас является одним из важнейших составляющих себестоимости продукции, а вы за него платите $340 за 1 тыс. кубов, а конкуренты — $250, а кто-то $150.

Объем потребления импортного газа на Украине начал снижаться с 2009 года, однако лавинообразно он начал падать именно с 2014 года, с тех пор импорт газа снизился примерно в 2,5 газа, это колоссальный объем. При сохранении тенденции Украина сможет легко стать энергонезависимой по газу: если нет промышленности, нет потребителей, значит, и газ не нужно завозить.

Стоит отметить, что из-за дорожающего газа, который продолжит дорожать, жители Украины начинают от него отказываться, в стране отрицательная динамика газификации и колоссальный рост долгов в этой сфере. В результате все это может привести к тому, что Украине будет хватать собственной добычи газа.

Однако есть один неприятный для киевских властей фактор. Россия остается крупнейшим поставщиком угля на Украину, в прошлом году мы им поставили порядка 60% потребленного угля. Так же Украина импортирует нефть, нефтепродукты, сжиженные углеводородные газы, которые все больше и больше используются на Украине в качестве моторного топлива (это дешевый аналог бензина). Все это, естественно, завозится из России.

В этой связи хочется усомниться в энергонезависимости Украины как таковой, потому что газ не является единственным энергоресурсом, в импорте которого она нуждается.