Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
+0,19
75,73
EUR/RUB
–0,02
82,28
РТС
–1,11%
1087,50
ММВБ
–0,76%
2614,60
Brent
–3,21%
31,99
Золото
–0,42%
1678,20
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Какой ущерб насчитала Белоруссия от «грязной» нефти в «Дружбе»

Александр Фролов.
Заместитель гендиректора Института национальной энергетики
Фото: globallookpress.com

Экспортные доходы Белоруссии в нефтяной сфере снизились в 2019 году более чем на $2 млрд из-за поставок загрязненной российской нефти по трубопроводу «Дружба» и «ограничений России на вывоз нефтепродуктов», заявил глава МИД Белоруссии Владимир Макей.

Как я понимаю, имеется в виду следующее: они решили прибавить к требованиям компенсации из-за поставок загрязнённой нефти цифры по текущему спору, который касается цены на нефть. Ранее белорусской стороной назывался размер ущерба от поставок загрязнённой нефти — порядка $300 млн. И уже тогда не было ясно, на какой основе они выстраивают свои претензии.

Еще не завершено следствие, не проведена работа комиссии, которая бы оценила сумму ущерба. Если, например, посмотреть на то, как работал Мозырский НПЗ, можно предположить, что он вообще не получил какого-либо ущерба, если говорить об ущербе оборудованию. Если ли же говорить об упущенной выгоде, то и нужно говорить о ней. Белорусы должны сказать: «По причине таких-то действий мы эту прибыль не получили».

Но тут возникают вопросы. Вопрос первый: кто и каким образом насчитал эти $2 млрд? Просто посмотрели, сколько было в 2018 году и определили разницу? Но тут, скорее всего, разница будет сильно меньше $2 млрд. Это требует отдельной проверки и верификации со стороны Российской Федерации.

Второй вопрос: почему вместо упущенной выгоды Белоруссия говорит об ущербе. Нужно определить само понятие ущерба, потому что на самом деле белорусская сторона говорит именно об упущенной выгоде. Дело в том, что слово «ущерб» ставит Белоруссию в позицию пострадавшей стороны, а Россию выставляет стороной, которая нанесла Белоруссии ущерб. При этом не определена реальная сумма ущерба, который нанесла загрязнённая нефть, если говорить о порче оборудования.