Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,37
64,45
EUR/RUB
–0,35
73,04
РТС
+1,39%
1213,35
ММВБ
+0,28%
2483,70
Brent
0
67,49
Золото
–0,02%
1314,80
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Василий Колташов, Руководитель Центра политэкономических исследований
Василий Колташов
Руководитель Центра политэкономических исследований

В Минэкономразвития подсчитали, что ущерб от ограничительных торговых мер, в том числе санкций, введенных против России составил в прошлом году $6 млрд. Наибольший ущерб нанесли Евросоюз ($2,42 млрд), США ($1,168 млрд) и Украина ($775 млн).

Для начала стоит отметить, что речь идет не только о санкциях, но и об ограничительных мерах, которые к санкциям отношения не имеют. Например, отмена строительства «Южного потока», что стало частью политики энергетической безопасности Европы, потому что газ должен распределяться через Германию. Это их внутренняя борьба.

На мой взгляд, ущерб от санкций нельзя считать в чистом виде, потому что он не существует обособленно от положительных эффектов, вызванных политикой санкций и контрсанкций.

Действительно, санкциями создаются проблемы для российского бизнеса, трудности для сбыта российских товаров, препятствия инвестициям из-за рубежа и так далее. Но на самом деле это все хорошо, потому что этим были сломаны весьма порочные механизмы, которые существовали в российской экономике до войны санкций и во многом даже до кризиса 2008 года.

Подсчитывание ущерба предполагает, что к тому, что мы имеем, нужно прибавить потерянное, добавить эти средства к текущим показателям, например, к ВВП. Но это совершенно неверный расчет, ведь когда в 2014 году началась санкционная война против России, началось и изменение модели российской экономики. Позитивные изменения есть, и они будут иметь долгосрочный характер.

В силу этих событий российская экономика изменилась с неолиберальной на неомеркантильную, на расчетливую, ориентированную на то, что нужно стараться производить самим, расширять линейку и объем экспортируемой продукции. Это все было бы невозможно без обвала рынка тогда с одной стороны, с другой стороны без санкций, которые были наложены Западом.

Очень важно, что санкции последовали в форме некоторой уродливой благодарности. Когда была первая волна кризиса в 2008-2009 годах, все страны старались помочь США, скупали американские долговые бумаги, и наш ЦБ их скупал, то есть все пытались помочь «большому больному другу». А когда пришла вторая волна кризиса, которая ударила по БРИКС, в том числе России, «друг» повел себя совершенно не так.

Так что сейчас говорить о том, что если бы мы не стали присоединять Крым, то санкций бы не было и можно было бы к текущему уровню добавить $6 млрд, совершенно некорректно. Оборотной стороной этих потерь являются долгосрочные положительные перемены в российской экономике. Происходит размен, который в конченом итоге все равно будет в пользу России.

Если бы не было санкционной войны, Запад бы все равно не предложил нам так называемый режим благоприятствования. Западные санкции, если помните, начались еще до событий на Украине: еще Олимпиада в Сочи шла, Крым был в составе Украины, а Запад начал накладывать санкции, отрицательное отношение к России, обвинения разного рода, все это уже было.

А баланс надо считать правильно, нельзя сказать, что это отнимается и все. Хорошо бы, если Минэкономразвития все это честно подсчитало, но что-то мне подсказывает, что они этого делать не будут.