Срочно

Мнение

Мнение: Игорь Юшков, Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности
Игорь Юшков
Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Международное энергетическое агентство (МЭА) улучшило прогноз по росту мирового спроса на нефть в 2017 году на 100 тыс. баррелей в сутки — до 1,4 млн баррелей в сутки. Также улучшен прогноз по спросу в 2018 году — с 1,4 млн баррелей в сутки до 1,5 млн. В целом МЭА ожидает, что в 2017 году мировой спрос на нефть составит 98 млн баррелей в сутки, в 2018 году — 99,4 млн.

Думаю, что роста мирового спроса действительно стоит ожидать. Основным фактором является рост спроса в Китае и Индии, потому что цены на нефть относительно дешевые: когда мы находимся в коридоре от $45 до $55 за баррель, это очень позитивно отражается на спросе. Нефть приемлема по цене, и ее все больше и больше начинают потреблять, тут начинается конкуренция между Индией и Китаем за то, что является драйвером роста спроса.

В Индии наблюдается примерно такая же ситуация, которая была несколько лет назад в Китае, там происходит не то что автомобилизация, но скорее хотя бы моторолизация, то есть они, грубо говоря, со слонов пересели на мопеды, и это уже подстегнуло гигантский рост спроса на нефтепродукты. А если они еще на машины будут пересаживаться, то тогда рост спроса будет еще более существенным.

Думаю, эти два рынка, китайский и индийский, начинают развиваться активнее при низких ценах на нефть, и именно это и является ключевым драйвером роста спроса.

Значительного подорожания нефти в связи с ростом спроса ждать не стоит. Если не произойдет никаких чрезвычайных событий, никаких «черных лебедей», то, думаю, нефть будет колебаться в пределах $45–55 за баррель. Несмотря на рост спроса, как только цена нефти возрастает хотя бы немного, например до $55 за баррель, сразу активно начинают включаться в работу буровые установки в США, в основном на сланцевых месторождениях.

Они наращивают добычу, и сразу же происходит падение цены, после чего они опять выключаются, потому что становятся нерентабельными, из-за этого и происходят эти колебания, они становятся таким закрывающим поставщиком, который ограничивает рост мировых цен на нефть.

Среди так называемых «черных лебедей» на Ближнем Востоке и севере Африки: на Ближнем Востоке мы видим колоссальное напряжение между Саудовской Аравией и ее партнерами-союзниками с одной стороны и Катаром и Ираном с другой стороны. Конечно, выльется ли это в конфликт, большой вопрос, но если там начнется вооруженное противостояние, то это чревато и перекрытием Ормузского пролива, то есть выход из Персидского залива будет закрыт, и тогда ни нефть и СПГ из Катара, ни большая часть нефти из Саудовской Аравии, Кувейта и Ирака не сможет попасть на мировой рынок. Начнется глубочайший энергетический кризис, и это беспокоит всех; если произойдет конфликт, цены на нефть могут взлететь до $100 за баррель одномоментно.

На севере Африки мы тоже видим постоянную напряженность, в Марокко, в Алжире. В Ливии тоже непонятная ситуация, хотя они в последнее время увеличили добычу, но там продолжается гражданская война, и непонятно, кто ее выиграет и как быстро будет восстанавливаться нефтяная промышленность. Поэтому здесь может произойти много событий, которые повлияют на стоимость нефти, и она может взлететь одномоментно.