Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
+0,15
63,84
EUR/RUB
–0,14
73,57
РТС
–0,72%
1111,12
ММВБ
–0,01%
2285,53
Brent
–2,56%
73,32
Золото
–0,78%
1273,40
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Мнение

Мнение: Иван Сурма, Профессор кафедры госуправления и национальной безопасности Дипакадемии МИД РФ
Иван Сурма
Профессор кафедры госуправления и национальной безопасности Дипакадемии МИД РФ

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в интервью НТВ усомнился в том, что дочь бывшего сотрудника ГРУ и британского шпиона Сергея Скрипаля Юлия выступила с видеообращением добровольно. По его словам, на нее могли оказывать давление.

Вопрос заключается в том, насколько искренним было это заявление, оказывалось ли давление на Юлию Скрипаль, сделала ли она это заявление под диктовку британских правоохранителей. У нашей консульской службы нет доступа к Юлии, и поэтому данный вопрос остается открытым.

После ознакомления с интервью многие люди обратили внимание на странности. Не нужно быть профильным экспертом для того, чтобы заметить, что многие предложения произносились по четкой инструкции, она четко следовала предварительному заявлению, которое было написано.

По сути, мы не увидели живого человека, мы увидели так сказать машину, которую запрограммировали говорить то, что нужно сказать. После ознакомления с интервью складывается именно такое впечатление.

Юлия является гражданкой России, и с правовой точки зрения британские власти должны были обеспечить доступ к ней для нашей консульской службы. Ее также ограничивают в общении с родственниками, она могла бы позвонить двоюродной сестре, например, чтобы с ней пообщаться, это было бы логично, но она этого не делает, значит, скорее всего, запретили.

Думаю, что британские власти еще долго будут на эту тему спекулировать. После этого интервью пройдет какое-то время, потом они еще что-то подобное покажут. Возможно, организуют съемки с ее отцом в таком же ограниченном формате.

Британцы будут поэтапно вбрасывать данные в СМИ, чтобы показать, что процесс продолжается, но при этом Юлия и ее отец не хотят общаться ни с журналистами, ни с российскими дипломатами, ни со своими родственниками, что, помимо якобы существующей угрозы для их безопасности, должно оправдать секретность вокруг этого дела.