Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,95
78,37
EUR/RUB
–1,12
86,50
РТС
+5,83%
1014,44
ММВБ
+3,10%
2508,81
Brent
–3,56%
25,72
Золото
–2,11%
1581,10
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Почему Лукашенко обеспокоен сокращением поставок российской нефти

Игорь Юшков
Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Сокращение поставок российской нефти до 12 млн тонн в год повлияет на Белоруссию. Белоруссия перерабатывает российскую нефть и отправляет нефтепродукты на экспорт, так зарабатывает.

Последние годы Россия позволяет оставлять экспортную пошлину за вывоз нефтепродуктов в белорусском бюджете, раньше был конфликт. Мы предлагали: либо поставляем нефть и взимаем экспортную пошлину на границе России и Белоруссии, либо поставляем на заводы дешевую нефть, но когда вы отправляете нефтепродукты в Европу, экспортную пошлину за вывоз нефтепродуктов вы перечисляете в наш бюджет. Такая практика существовала, соответственно, наш бюджет пополнялся.

Когда создавался ЕАЭС, Белоруссия высказала свои требования, чтобы она согласилась в него вступить: «Мы войдем в этот союз, но за это позвольте нам немного подзаработать и направлять экспортную пошлину в свой бюджет». И до сих пор они направляют ее в свой бюджет.

Это довольно выгодно: мы продаем им нефть по очень низким ценам, примерно на $10 с каждого барреля дешевле, чем она стоит на рынке. Соответственно, чем меньше Россия будет поставлять нефти, тем меньше Белоруссия сможет поставлять нефтепродуктов на экспорт. Около 7 млн тонн Белоруссия потребляет внутри страны. Получается, что около 5 млн тонн останется, которые они смогут перерабатывать и отправлять в Европу. Это существенно ударит по их бюджету.

Я думаю, что белорусская сторона нагнетает, обостряет эту тематику, чтобы точно обсудить этот вопрос на переговорах с Владимиром Путиным. Если сейчас не договариваются по газу, то продолжается история с сокращениями поставки нефти. Основная проблема: мы не можем решить, какую цену на газ мы должны друг другу выставлять, а нефтяная проблематика используется как рычаг давления друг на друга. Россия сокращает поставки нефти, чтобы заставить их пойти на свои условия по газу. Надо решить газовую проблематику, а нефтяная снимется сама собой. Если вдруг не снимется, то белорусы вернутся к вопросу о том, сколько стоит прокачка нефти через их территорию в Европу.

Вопрос альтернативных поставок упирается в вопрос цены. По железным дорогам — пожалуйста. Белоруссия может гнать через Украину, через Прибалтику любые объемы, насколько это позволит пропускная способность железных дорог. Несколько лет назад они подобное уже демонстрировали: в Венесуэле закупали нефть, гнали ее через весь мир, отгружали сначала в Одессе, потом в Прибалтике, на железную и катили до своих НПЗ. Потом Белстат публиковал данные по стоимости венесуэльской нефти. Оказалось, что она почти в два раза дороже, чем российская.

Азербайджан, Иран — все готовы продать нефть, ни у кого проблем с этим нет. Но они не будут отдавать ее бесплатно. Они предложат обычную рыночную цену, которая будет гораздо дороже российской цены на нефть, так как стоимость доставки также будет значительно выше. Какой смысл? Те нефтепродукты, которые Белоруссия получит из такой дорогой нефти, не могут быть проданы с выгодой. С таким же успехом можно купить нефть и переработать ее в Европе, там полно пустующих НПЗ.