Архив сайта

Срочно

Что мешает проведению реформ для ускорения темпов роста экономики России

Сергей Хестанов
Доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС

Рейтинговое агентство Fitch пересмотрело прогноз по росту экономики России в 2017 году до 2% против предыдущего прогноза в 1,6%, следует из последнего доклада Global Economic Outlook. Эксперты агентства ожидают, что рост в период 2018-2019 годов составит более 2%.

Главным драйвером экономического роста естественно являются цены на нефть, поскольку в последнее время наблюдается цена, которая намного превышает значения, заложенные в бюджет на 2017 год. Соответственно, по мере того, как растет цена на нефть, и по мере того, как растет длительность времени, в течение которого реально наблюдаемые цены на нефть превышают показатели, заложенные в бюджет, большинство организаций, которые занимаются прогнозированием, с каким-то временным лагом постепенно повышают прогноз.

Это совершенно естественно, временной лаг связан с тем, что обычно они ждут, чтобы убедится в том, что рост нефтяных цен и соответственно денежных потоков, которые Россия получает, является достаточно устойчивым.

Другой вопрос, что сами по себе величины, и 1,6%, и 2%, с точки зрения значительной доли российских экономических субъектов не очень значимы. На практике, для такой структуры экономики, как российская, любой рост меньше 3% с точки зрения именно большинства хозяйствующих субъектов воспринимается как своего рода стагнация. Для того чтобы рост был действительно значимым, чтобы почти все экономические субъекты этот рост замечали, необходимо, чтобы он был заметно выше 3%.

Кстати говоря, для китайской экономики эта цифра находится где-то в районе 5%. Те величины роста, которые сейчас фиксируются и обсуждаются в виде прогнозов, были бы остаточно хороши, если бы мы имели такую экономику, как в Евросоюзе или США, но для такой экономики, как в России, этой цифры недостаточно. Поэтому идут дебаты между разного рода экспертами, достаточно близкими к правительству, по вопросу о том, какие меры необходимо принять, чтобы темпы роста увеличить до более приемлемых значений.

Особенность нынешней ситуации заключается в том, что нет единства мнений по поводу того, какие конкретно меры принимать, между основными экспертными группами нет консенсуса. Первая группа, это эксперты близкие к Кудрину, которые, как известно, пишут свою программу. Вторая группа в чем-то их философские оппоненты, это группа экспертов, которая близка к Столыпинскому клубу, они исповедуют совершенно другие взгляды и вообщем-то стоят на совершенно других позициях.

Пока дискуссия между этими двумя экспертными центрами достаточно далека от завершения, и поэтому прежде чем какие-то меры будут приниматься, должен быть выработан какой-то консенсус, но до этого консенсуса еще пока далеко. Сам факт того, что до консенсуса еще далеко говорит о том, что должно пройти какое-то время, прежде чем буду вводиться какие-то меры.

Пока еще идет ранняя стадия дискутирования. Обычно, когда определенные программы решено реализовывать, образуется согласительный орган, туда, как правило, входят представители исполнительной власти, Минэкономики, Минфина, ЦБ, и вырабатывается консолидированная позиция, которая с каким-то набором оговорок устраивает всех членов экспертной группы.

Но сейчас еще даже речи нет о том, чтобы такую консолидированную позицию выработать, а это косвенно указывает на то, что любые реальные меры по ускорению экономического роста, скорее всего, будут приниматься заметно позже. С учетом фазы электорального цикла, вероятнее всего, это будет сделано уже после выборов, которые состоятся весной следующего года.