Срочно

Интервью /  Сергей КолушевВладелец «Советского спорта»

Эпсилон/PhotoXPress.ru
«Тренд везде один — "подкупает" читателя больше Виктория Лопырева на обложке. А внутри должен быть спорт»
Интерпресс / PhotoXPress.ru
Пресс-служба
Пресс-служба
РИА Новости/Валерий Левитин
РИА Новости/Анна Клименко

Совладелец «Советского спорта» Сергей Колушев в интервью RNS рассказал о дальнейшем развитии газеты и планах по запуску новых изданий, а также анонсировал введение платного доступа к эксклюзивам и лонгридам.

В начале прошлого года вы приобрели «Советский спорт» — старейшую российскую газету о спорте. В каком состоянии был этот актив?

Решение приобрести «Советский спорт» основывалось не только на эмоциональных воспоминаниях из детства о культовой газете «Советский спорт», но и на реальном финансовом прогнозе. «Советский спорт» по результатам 2015 года показал прибыль. Да, во многом она была бумажной. Понятно, что жизнь в семье большого издательского дома (с 2007 по 2016 год газета «Советский спорт» входила в ИД «Комсомольская правда») отличается от экономики самостоятельного издания, но неприемлемых для нас показателей во время аудита мы тоже не увидели. «Советский спорт» — это бренд. Именно его мы и купили. Сейчас на базе этого бренда мы создаем много новых продуктов. Например, аудитория «Советского спорта Футбол» уже под миллион. Причем это печатный актив. Все говорят, что печатные издания закрываются, уходят с рынка, но у нас-то тиражи растут!

Столкнулись ли вы с какими-то трудностями сразу после покупки?

Самой большой стеной для нового менеджмента оказалась закостенелость старой команды «Советского спорта»: весь коллектив готовил текущий бумажный номер, а сайт был вторичен. И это в 2016 году, когда каждый день закрывается какое-то из печатных изданий или полностью, или остается только в интернете. Вам, наверное, кажется это смешным, а тем не менее больше полугода пришлось перестраивать работу редакции и доказывать, что сначала нужно создать контент, а способы его доставки уже вторичны. Сейчас ситуация изменилась, и мы встали на правильные рельсы. Несмотря на падение тиражей на рынке в целом, тираж «Советского спорта» вырос.

Вообще нужно отметить, что аудитория спортивной прессы кардинально отличается от читателей общественно-политических изданий. Люди, следящие за спортивными новостями, очень эмоциональны, но совсем не рациональны, поэтому каждая статья, обзор, фотография обязательно должны иметь эмоциональную окраску, и, как следствие, появляется большой резонанс и тысячи комментариев в соцсетях.

Стоимость покупки «Советского спорта» оценивалась в 400 млн рублей. Эта цифра соответствует действительности?

Мы купили издание по абсолютно рыночной оценке. Точную цифру мы не называем, так как договорились с покупателем не разглашать условия сделки. В целом оценка, которую вы приводите, соответствует сегодняшней капитализации издания.

Каковы были инвестиции в «Советский спорт» с момента покупки издания?

Мы потратили около 60 млн рублей дополнительно к тому, что вложили в покупку. Эти деньги главным образом пошли на поддержку и развитие бренда «Советский спорт». Многие обратили внимание на широкомасштабную рекламную кампанию в Москве и наше участие в Петербургском международном экономическом форуме. Мы работаем с новой аудиторией. Думаю, что продолжим инвестировать и дальше, но это несущественные суммы. Издание уже вполне самодостаточное.

Когда, по вашей оценке, должен закончиться инвестиционный период для «Советского спорта»?

Я думаю, потребуется около двух лет, чтобы реализовать те планы, которые у нас есть. Но, в принципе, у нас и сейчас неплохие показатели: растет трафик, мы входим в топы самых цитируемых спортивных СМИ. Новый сайт мы планируем запустить в апреле-мае этого года. В моем понимании, а также в соответствии с существующими трендами «Советский спорт» должен работать как IT-компания, так что мы активно смотрим на технологии, инновации. Думаю, успех СМИ сейчас делится 50/50 — это творчество и технологии. Со вторым сложно. Специалисты в большом дефиците. Позиция государства в области интернет-измерений пока не до конца сформирована. Ну, сам рекламный инвентарь очень непростой.

Ребрендинг будет проводиться? Собираетесь отказываться от названия «Советский»?

Вы знаете, мы исследовали восприятие нашего бренда аудиторией, собирали фокус-группы и в конце концов решили оставить это название. Слово «советский» либо не вызывает никаких эмоций у молодежи, либо наоборот — море позитива у людей старшего поколения. Поэтому, отказавшись от «советского», мы откажемся от легендарной истории не только бренда, но и вообще самого советского спорта, которым мы по праву можем гордиться. Ведь ни для кого не секрет, что именно советская эпоха дала нам великих спортсменов, воспоминаниями о феерических победах которых объединен и по сей день весь мир.

Но мы понимаем, что времена меняются и нужно адаптироваться к современной аудитории, молодежи. Мы не знаем когда, но будет более основательный ребрендинг. Может быть, мы и называться будем по-другому, но я не готов сейчас говорить в деталях. Если эти изменения и будут, то после чемпионата мира по футболу 2018 года.

Намерены ли вводить платную подписку на сайте?

Я думаю, довольно скоро к этому придут все СМИ. Вопрос только в объеме paywall. Тут необходим очень тонкий баланс. Платный контент заставляет любую редакцию делать все для того, чтобы быть лучше других в своей тематике, производить максимально возможное количество эксклюзива и вообще быть первыми во всем. Это очень непросто и дорого. Прошли времена, когда единственным показателем успеха был трафик. Можно иметь 200 тысяч подписчиков в месяц или 3 миллиона уникальных посетителей в день, а финансовый результат будет отличаться в разы и совсем не в пользу показателей аудитории.

«Советский спорт» по некоторым направлениям сделает платные сервисы. Какие именно — мы скажем ближе к чемпионату мира по футболу. Сегодня мы работаем над этим. Но могу сказать, что сам по себе спортивный контент, спорт должен оставаться доступным. Другое дело — какие-то эксклюзивные, уникальные материалы, лонгриды.

Каким вы видите «Советский спорт» в будущем?

Наша задача — быть одними из лидеров спортивного медийного рынка, имея серьезную IT-платформу. Что касается печатной версии, то скажу, что да, она сохранится, но вопрос — в каком виде. Уверен, что печатная газета имеет право на жизнь, но с новыми решениями. Кроме того, мы намерены развивать наше присутствие в регионах. Если традиционно мы работали с регионами по франшизе, то сейчас и для нас, и для наших региональных партнеров это становится не очень выгодным. Мы видим, что читателю в регионах более интересна региональная повестка, нежели федеральная по типу «у вас в Москве». Мы ставим своей задачей запустить не приложения к федеральному изданию, а полноценные региональные проекты: «Советский спорт. Урал», «Советский спорт. Центр» и «Советский спорт. Дальний Восток». Издания на Урале и в Центральном федеральном округе, надеюсь, будут запущены уже до конца этого года.

В регионах читатели спорт реально любят, у местной аудитории есть свои собственные кумиры. Это наша новая бизнес-модель, и мы ее не боимся.

Вы планируете привлечение местных партнеров? Готовы ли на сотрудничество в формате совместных предприятий?

Конечно. Например, многие владельцы клубов из регионов обсуждают с нами вопрос создания корпоративных клубных изданий. Думаю, в этом наши экспертиза и опыт будут востребованы.

Сейчас ведете переговоры?

Ведем.

Каковы могут быть инвестиции в новую бизнес-модель, то есть в запуск региональных изданий?

Основные инвестиции идут уже сейчас в нашу онлайн-платформу, все остальное, скорее всего, будет производным. Конечно, придется потратить какие-то средства на маркетинг, но незначительные. Основные затраты пойдут на набор новых кадров. Это вопрос индивидуальный. Поэтому я не могу сейчас называть конкретные цифры. Довольно большие инвестиции планируются в новый проект «Советский спорт. Weekend», который мы запустим в ближайшие полгода. Это будет еженедельник на более качественной бумаге. По формату он будет ближе к нашему «Футболу» (еженедельник «Советский спорт. Футбол». — RNS). Мы внимательно изучаем опыт других стран. Тренд везде один — «подкупает» читателя больше Виктория Лопырева на обложке. А внутри должен быть спорт. Для нас важно максимально расширить аудиторию, привлечь молодежь и аудиторию среднего возраста. Это совсем не обязательно люди, которые профессионально занимаются спортом или интересуются спортом высоких достижений. Существует и большая аудитория, которая увлечена с приятным фанатизмом любительским спортом. Так что в новом издании мы будем писать про массовый спорт и околоспортивную среду: всё, что не касается профессионалов.

Lifestyle?

Да. Статья про триатлон, новые технологии или спортивную еду в том виде, как это было принято в «Советском спорте», сегодняшнему читателю нашего издания мало кому интересна. И несмотря на то, что у нас преимущественно аудитория болельщиков, в эпоху развития интернета бумажные издания нещадно опаздывают за результатами спортивных состязаний, так что здесь на первый план выходит именно хорошая журналистика, лонгриды.

Какая будет полосность у нового еженедельника?

Начнем с двадцати четырех полос.

В контексте развития новой бизнес-модели медиабизнеса не рассматривали ли вы возможность расширения портфеля медиаактивов?

Думаю, сегодня на рынке за нами уже закрепилась слава самых активных покупателей медиа. Особенно за пределами МКАД. Нами создан инвестфонд 1st Media Invest, который на сегодняшний день собирает крупную региональную медийную сеть. Мы уже работаем в 12 городах — или в миллионниках, или в крупных промышленных центрах, таких как Нижний Тагил. Это очень динамично растущий рынок. Люди хотят получать качественную информацию о происходящем непосредственно у себя в городе. Везде довольно много информационных ресурсов, но как только ты поднимаешь стандарты, даешь редакции условную «московскую крышу», чтобы они, не боясь местных начальников, писали о ямах на дорогах, аудитория увеличивается в разы. Мы сразу для себя решили, что мы не будем покупать раскрученных региональных лидеров, потому что чаще всего там цена нерыночная, а ожидания по деньгам такие, что даже у нас, москвичей, дух захватывает.

Те ресурсы, которые мы приобрели, уже стали лидерами местного рынка! По рейтингу «Медиалогии» мы занимаем первые строчки. Трафик растет постоянно. Сегодня на наших региональных ресурсах в совокупности более 2,5 млн уникальных посетителей. Для больших российских медиа это как капля в море. Но поверьте, в миллионном городе 200 тысяч уникальных пользователей в неделю задают тренды, так как именно сами читатели новостей создают в любом мегаполисе или регионе добавленную стоимость. Сегодня экономика наших ресурсов везде разная. Но больше половины ресурсов уже профицитны, а федеральные продажи, и я в этом убежден, к концу году закроют основные наши затраты.

Вы не думали про покупку каких-либо телевизионных активов?

Нет. А какие телевизионные активы можно купить в России?

Например, какие-то неэфирные телеканалы?

Вы знаете, за последнее время к нам обратились несколько крупных телевизионных продакшн-компаний с просьбой попробовать интегрировать их продукты в нашу региональную сеть. Им всем интересен наш читатель, ведь их эфирный продукт часто умирает сразу после выхода. Сегодня мы посредством различных технологий пробуем адаптировать ТВ-контент для пользователей онлайн-СМИ, в том числе и тех, кто хочет смотреть видео без звука в телефоне.

А радио?

К нам много раз приходили с предложением купить радиостанцию. Но если это предлагают часто, значит, что-то здесь не так. За хорошими активами надо охотиться.

Не приносили «Спорт FM»?

Мы хорошо знакомы с этой радиостанцией. Дружим. Сотрудничаем.

Ваша команда сейчас управляет бизнесом «Новых Известий». А на каких условиях вы пришли в этот бизнес? Это была какая-то сделка?

Нас привлекли как экспертную группу по развитию этого актива. Никакой сделки не было. Мы всего лишь дали рекомендации ее новому менеджменту. Насколько я знаю, они помогли, и если вы посмотрите именно на динамику их трафика, то по этому показателю издание находится на лидирующих позициях в категории СМИ в Рунете.

Как вы оцениваете результаты работы рекламного оператора «Лайса» в 2016 году?

Прекрасно. У нас было очень много скептиков, потому что мы купили актив по рыночной цене на низшей точке рынка рекламы. Но мы не побоялись, доинвестировали, вложили достаточно крупные средства в развитие компании. В основном мы вложились в развитие цифровых технологий. У нас большая инвестиционная программа и на этот год.

Какова в настоящее время доля доходов компании от реализации контракта с РЖД?

Мы, как эксклюзивное агентство, работаем с РЖД на всех объектах: в поездах, на вокзалах и в других прилегающих зонах. Потенциал роста рекламы на этих объектах колоссален! Посмотрите объем трафика на вокзалах. Он гораздо выше трафика аэропортов. Например, в Шереметьево аудитория — около 30 млн человек в год, на Ленинградском вокзале — порядка 41 млн человек в год. А совокупный пассажиропоток на всех московских вокзалах — более 350 млн человек в год.

Насколько этот потенциал сейчас реализован?

Последние два года мы активно развиваемся в Москве. На очереди Санкт-Петербург, а в следующем году мы отправимся в регионы и крупные города-миллионники. Там есть потенциал, который нуждается в реализации.

Располагает ли ситуация на рынке наружной рекламы к консолидации отрасли?

Да, мы рассматривали покупку Russ Outdoor.

А сейчас?

Смотрим, думаем, анализируем, общаемся с коллегами регулярно.

То есть от планов по покупке доли в этом операторе не отказались?

Нет. Мы внимательно смотрим. Но конкретных планов по покупке не ведем. Я считаю, что консолидация будет на пользу и рынку, и нашему бизнесу. Рынок будет более упорядоченным. Хотя, в принципе, шаги в этом направлении уже были сделаны. Жизнь заставила. В том плане, что многие компании не выдержали кризиса, ушли с рынка и остались только сильные.

Если покупка доли в Russ Outdoor состоится, это какой будет пакет?

Конечно, хотелось бы контрольный. Но почему вы решили, что это может быть только Russ Outdoor? Есть же другие игроки…

Вы сохраняете планы по приобретению доли в неком операторе наружной рекламы?

Мы, как динамично развивающаяся компания с большими амбициями, всегда готовы приобрести долю в операторе наружной рекламы. Если появится такая инвестиционная возможность, мы ее используем. У нас для этого есть все ресурсы.

Будете брать кредиты?

Конечно. Так живет весь мир. Важно, чтобы и в этом направлении был надежный партнер, который даст «хороший» кредит. Сейчас у нас сложились прекрасные отношения со многими финансово-кредитными организациями, которые видят рост компании и готовы его поддерживать.

Согласны ли вы с утверждением, что придорожные рекламные щиты — это уходящий формат?

Нет. Совершенно не согласен. Более того, новые технологии позволяют существенно повысить эффективность наружной рекламы как средства коммуникаций. Развитие рынка диктует спрос, а не рекламные компании.

Спорт как бизнес

Каковы условия сотрудничества между Eventica и ФИФА?

Повторюсь, что мы получили аккредитацию на участие в тендерах оргкомитета «Россия-2018». Кроме нас, этим правом обладают еще около 15 компаний. Мы любим большие, масштабные истории: жеребьевка, фан-зоны, а также то, что связано с зонами гостеприимства, коммуникациями. Поэтому регулярно участвуем в конкурсах, объявляемых оргкомитетом.

Удается ли получить прибыль от этих мероприятий?

Маржинальность такого проекта составляет примерно 10%, что немного. Но работать на жеребьевке престижно. И здесь главной прибылью становятся имидж и престиж. На подобных мероприятиях сосредоточены все ведущие СМИ, мировые звезды. В 2015 году компания Eventica была оператором торжественного запуска часов обратного отсчета «1000 дней до ЧМ-2018» на Манежной площади. Это событие стало знаковым в рамках подготовки к ЧМ, а также для портфолио компании, поскольку оно собрало миллионную аудиторию ведущих телеканалов по всему миру.

Жеребьевку чемпионата мира — 2018, которая состоится в декабре, проведете вы?

Тендер еще не состоялся.

Создать положительный имидж России в рамках международных соревнований — реальная задача?

Сегодня мы много говорим об имидже России. Есть образ России, созданный западными СМИ, который используется как часть большой игры, в результате чего спорт становится рычагом политического давления. Это неправильно, ведь он должен объединять и способствовать открытости. Запреты и бойкоты спортивных соревнований, которые мы с печалью наблюдаем сейчас, обесценивают саму идею соревнований, спорта, в результате чего страдают и спортсмены, и болельщики.

Мы работаем с иностранными телеканалами и ведущими издательствами. Все наши проекты направлены на улучшение имиджа России. В преддверии чемпионата мира по футболу мы будем использовать все возможные ресурсы, чтобы изменить ситуацию.

Затягивание стройки «Зенит-арены» портит имидж России?

Уверен, что это будет один из лучших стадионов в мире — вопрос в стоимости. И это точно не является новостным поводом за рубежом. Вспомните, как строились стадионы для ЧМ-2014 в Бразилии. Там не было построено ни одной гостиницы, не был обновлен ни один аэропорт. Никто этого не помнит. Бразильский мундиаль стал праздником футбола! Важно понимать, что успех Олимпиады, как и чемпионатов мира по футболу, зависит в том числе от телевизионной картинки. А картинку снимать мы умеем.

Вы проводили консультации по поводу норм поведения российских футболистов во избежание скандалов, подобных вечеру Кокорина и Мамаева в Монте-Карло после проваленного Евро?

Меня, как человека, много лет прожившего на Западе, немного удивляет эта ситуация. Есть понятие «частная жизнь». Игроки сборной — обычные люди. Нужно понимать, что происходящее на поле и вне поля — две разные истории. С молодыми ребятами просто надо работать. Футбол — большая индустрия. Мы постоянно анализируем работу лучших футбольных клубов мира. Они уделяют значительное внимание индивидуальной работе с каждым игроком, привлекая лучших менеджеров из медиа.

В начале 2016 года при поддержке министерства спорта и Российского футбольного союза мы запустили общественное движение «Россия любит футбол!» с целью расширения аудитории этого вида спорта в нашей стране. Оператором проекта выступает Eventica. С конца прошлого года на нас также возложена обязанность улучшения имиджа сборной России по футболу. В настоящее время мы разработали комплексную программу по работе с национальной сборной. В наши задачи входит широкий спектр вопросов — от соцсетей игроков до создания инфоповодов.

Зачем вы выходите на китайский рынок?

Китай является самым перспективным и быстрорастущим спортивным рынком. По данным западных аналитиков, рынок спортивной индустрии Китая к 2025 году достигнет $800 млрд. Например, в программе развития спорта в Китае запланировано строительство 800 ледовых катков в течение ближайших двух лет. А вы знаете, что китайцы всегда все доводят до конца.

Россия обладает колоссальным опытом проведения соревнований по зимним видам спорта. Самый яркий пример — Олимпиада в Сочи. Сейчас Китай с очень большим интересом смотрит на Россию — для них мы являемся ярким и хорошим примером. С политической точки зрения отношения между Китаем и Россией также развиваются очень бурно. И спорт является одним из инструментов взаимодействия стран, выстраивания отношений.

Крупнейшие китайские холдинги сейчас обзаводятся спортивными подразделениями: AliSports (Alibaba), LeSports (LeEco), Wanda Sports (Dalian Wanda). Кроме того, в Китае есть большая государственная программа по развитию спорта, в частности футбола. И мне бы хотелось быть частью этого глобального проекта.

Мы запланировали открытие китайского офиса на 2017 год. Сейчас занимаемся юридическими вопросами. Думаю, что к лету у нас уже откроется полноценный офис в Пекине или Шанхае.

Недавно я был назначен сопредседателем совета по здоровому образу жизни Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития. Сейчас мы планируем проведение российско-китайского форума по спорту. А уже в мае этого года состоится очередной Всемирный футбольный форум (World Football Forum), который впервые пройдет в Китае (г. Чанша, провинция Хунань).

Я думаю, в ближайший год мы увидим российских футболистов в китайских клубах, а также китайских футболистов в российских, соответственно. Это приятная и перспективная неизбежность, ведь китайские телекомпании сразу же заинтересуются покупкой прав на трансляцию матчей РФПЛ.

Вы планируете заключать партнерские отношения с Китайской федерацией футбола?

В 2011 году, после того как Россия была выбрана страной, принимающей ЧМ-2018, Eventica Sport организовала международную конференцию, посвященную футбольному бизнесу, — это и был момент зарождения бренда World Football Forum. Этот форум стал успешной и эффективной площадкой. Мероприятия прошли в России, Великобритании, Бразилии и Франции. А в этом году мы ушли в Китай. Права на проведение форума 2017 года были согласованы как раз с Китайской федерацией футбола. Мы рассматривали разные страны — страны Персидского залива, Африки, Индию, но выбрали Китай как стратегического партнера. Работа с китайцами имеет свою специфику. Нужно долго и тщательно выстраивать отношения, зато потом все будет быстро и качественно. Мы сейчас активно сотрудничаем с Китаем и по другим направлениям, в том числе организуем пресс-туры для китайских журналистов в Россию перед проведением Кубка Конфедераций — 2017.

Eventica ведет переговоры о продвижении китайской заявки на проведение чемпионата мира по футболу?

Мы предполагаем, что Китай будет подавать заявку на проведение ЧМ. Если подадут, то мы будем сотрудничать. У нас есть опыт и экспертиза, и мы готовы принять активное участие.

В прошлом году вы начали активно работать с MMA (mixed martial arts, смешанные единоборства) в России. Чего не хватает отечественному спорту?

Российскому рынку ММА не хватает героев. Посмотрите, как UFC вкладывает деньги в раскрутку бойцов — Фергюсон, Макгрегор. Это результат комплексной работы коммуникации, пиара, имиджмейкеров. Мы обсуждали с Камилом Гаджиевым из Fight Nights, что важно вкладывать не только в физическую подготовку бойцов. Нужно делать из них звезд, чтобы они становились примером для молодых поколений.

Хабиб Нурмагомедов, выступающий в американском промоушене UFC, подойдет на роль героя?

Определенно да. Хабиб — уже состоявшийся и успешный профессионал, который понимает, что такое маркетинг и пиар. Он — настоящий продукт UFC.

Считаете ли вы, что в США Нурмагомедов чересчур увлекся треш-токингом?

Это же часть культуры UFC!

Но в российском ММА этого нет.

Поэтому у нас с Камилом Гаджиевым (президентом российской промоутерской компании Fight Nights, организующей турниры по смешанным единоборствам. — RNS) творческий спор. Камил — невероятно талантливый парень, но он болеет за спорт. Для него это прежде всего бой. Я же смотрю с точки зрения маркетинга, пиара и телеправ. Мне важно, что происходит вокруг. Эмоции зрителя, сценарий события, мнения гостей. Камилу нужен хороший маркетинговый продукт — и он полетит.

Но никто не сделает качественный продукт, пока у нас не будет по-настоящему спортивного и платного телевидения. Потому что это не философия «Матч-ТВ». Этот канал про другое. Технологии растут с такой скоростью, что я, например, смотрю все бои в гаджетах. Думаю, нужно использовать «Матч-ТВ» для пропаганды ММА в России, а все ключевые бои показывать за деньги. Надо воспитывать лояльность аудитории и приучать платить $1–2 за просмотр. Так начинали UFC. Пока не появился Fox Sports в этой истории, прорыва не было. А сейчас UFC продали за $4 млрд.

Как вы оцениваете элементы шоу на турнире Fight Nights Global 50 в Санкт-Петербурге, в котором встретились Емельяненко и Мальдонадо?

Турниры ММА — это прежде всего зрелище. Нужно создавать профессионально спродюсированное шоу, где важны гости в зале, атмосфера, артисты, качество звука и света, срежиссированный выход гостей и, конечно же, бойцов. Я снимаю шляпу перед Камилом и его командой — это очень тяжелый, сложный и дорогой труд, но ему нужно больше думать о шоу. UFC создают и продают свой контент. Им принадлежат все права, которые они грамотно и эффективно монетизируют. И если смотреть глобально, то это колоссальные деньги.

Есть ли у вас доля в Fight Nights?

Я глубоко погружен в проект Fight Nights, но не как компания Eventica, а как инвестор Сергей Колушев. Вижу, как они растут. Но понятно, что для развития нужна новая аудитория. В России я наблюдаю большой потенциал у MMA. И уверен, что у Fight Nights блестящие перспективы на международном рынке.

На прошлой неделе «Матч ТВ» объявил о приостановке трансляций боев UFC из-за «высокой стоимости телеправ». Кому они принадлежат сейчас?

Компании «Телеспорт», которую возглавляет Петр Макаренко, и которого я считаю одним из лучших экспертов в этом направлении в России.

Как вы оцениваете ситуацию со спонсорской поддержкой детского спорта?

Сегодня интеграция в спортивные проекты позволяет бизнесу решать широкий спектр вопросов — от повышения лояльности и узнаваемости бренда, реализации социальных проектов до работы с имиджем и репутацией. В России это направление активно развивается. Но в основном поддержка детско-юношеского спорта происходит за счет государства.

По всем видам спорта в нашей стране регулярно проводятся турниры среди детских домов, спортивных школ, организуются различные любительские соревнования. Насколько мне известно, в 2016 году при поддержке Российского футбольного союза стартовала программа «Поиск талантов», которая предполагает поддержку футбольных академий, разработку единой методики подготовки игроков, работу с тренерами.

Я думаю, что российским компаниям стоит брать пример с крупных международных корпораций, которые инвестируют в детские турниры в России. Например, Coca-Cola поддерживает «Кожаный мяч» — старейший футбольный турнир. Кстати, за полувековую историю этих соревнований школу «Кожаного мяча» прошло не одно поколение футболистов. Международные компании очень внимательно относятся к детскому спорту. Для них это прежде всего возможность воспитать будущих лояльных потребителей.

Бизнес Eventica

Сколько стоит Eventica?

Я знаю, но не скажу. В будущем я рассматриваю возможность продажи части бизнеса стратегическому инвестору. Выход на биржу мы пока не рассматриваем: слишком сложно, и в эпоху санкций это затруднительно. Мы все-таки международная компания. Был шанс провести IPO до санкций, но я им не воспользовался. Когда снимут санкции, можно будет говорить и об этом. Пока нет.

Кого вы рассматриваете в качестве стратегических инвесторов? И какую долю готовы были бы продать?

Сейчас рассматриваю китайские компании. Говоря о том, какую долю я готов продать, — если кто-то предложит серьезную сумму за весь пакет, могу и подумать. Для меня бизнес — это состояние души. Понимаете, мой бизнес выстрадан годами, создан с нуля. Не все решают деньги. У меня растут дети. Может быть, я решу передать бизнес им, если они захотят.

Как сейчас структурирована Eventica?

Eventica — это мое родное детище, которое я создал 20 лет назад. Я всегда строил бизнес, который мне интересен не только с точки зрения зарабатывания денег. Компания Eventica зародилась в Лондоне и стала успешной потому, что мы предложили рынку очень интересный проект — Российский экономический форум. Мы, кстати, были пионерами форумного движения.

Я во всех бизнесах имею 100%-ный пакет: будь то Eventica в Англии, Дубае, Китае или России.

С каким финансовым результатом вы закончили 2016 год?

Мы в апреле все считаем. Живем по английским правилам.

Год будет лучше или хуже предыдущего?

Смотря для какого бизнеса. Я не рассчитываю на какую-то суперприбыль, потому что много было вложено денег в развитие «Советского спорта».

Вы ожидаете, что 2017 год станет более успешным?

Я не думаю, что 2016 год был плохим. С финансовой точки зрения мы во многом зависим от конъюнктуры. Наши проекты очень дорогие. На начальном этапе мы финансируем проекты сами, а потом пытаемся продать готовый продукт или монетизировать его за счет привлечения партнеров и спонсоров. Считаю, что этот год будет успешен в преддверии чемпионата мира по футболу и Кубка конфедераций.

Во-первых, мы аккредитованное агентство при оргкомитете «Россия-2018», участвуем во всех тендерах, которые связаны с Кубком конфедераций и чемпионатом мира по футболу. В прошлом месяце мы выиграли тендер Альфа-банка на спонсорскую активацию в рамках ЧМ-2018.

На данный момент один из финансово успешных проектов — это World Football Forum, о котором я уже ранее упоминал. Китайские партнеры купили у нас права на этот форум, что позволило нам сделать его экономически выгодным.

Мы также развиваем различные коммерческие партнерства в медиапространстве. Например, трехлетний контракт с CNN и сотрудничество с Fox Sports, одной из крупнейших телекомпаний мира, которая является правообладателем чемпионата мира по футболу.

2016 год сильно подкосил event-индустрию в России?

Я не позиционирую себя как event-менеджера. Скорее как человека, который сконцентрирован больше на глобальных и стратегических коммуникациях.

В период кризиса компании сократили расходы на рекламу и PR?

Мы не ощутили какого-либо значительного сокращения. Мне кажется, PR стал более точечным. Раньше все подряд тратили огромные бюджеты на PR, не разбираясь особенно в его качестве. Сейчас на рынке есть понимание эффективности PR-кампаний, и бизнес подходит к этому вопросу избирательно. Это правильно.

Видите ли вы возможность возобновления международных конференций на фоне избрания Трампа и улучшения в этом плане международной конъюнктуры?

Мне это неинтересно. Я уже прошел этот путь. Повторить то, что было Лондоне шесть лет назад, уже невозможно. Был драйв, страна была другая, все было другое. Это не вопрос избрания Трампа, это вопрос всего, что произошло за несколько лет в мире.

Но есть другие площадки, не Лондон.

Лондон был не случаен. Лондон — это финансовая и медийная столица мира. Форум был востребован потому, что тогда наши бизнесмены и предприниматели не умели общаться с Западом, не понимали, как привлекать инвестиции, и что для этого необходимо. Мы сделали площадку для общения. А сейчас все крупнейшие международные корпорации имеют представительства в Москве. У многих крупных российских компаний есть офисы в Лондоне. У меня была мечта в свое время переформатировать форум в площадку для нового поколения бизнеса, для предпринимателей типа Олега Тинькова, которые тогда еще были молодыми. Сейчас, к сожалению, мне кажется, мы забыли про мелкий и средний бизнес, стартапы, которым нужен такой опыт. Площадка для активной молодой бизнес-аудитории — мне кажется, в этом что-то есть…

Но если быть честным, то я уже прошел этот этап. Мне он больше не интересен. Это колоссальные имиджевые риски, финансовые риски, репутационные. Вы планируете мероприятие за год, а что за этот год случится, никому не известно.

Я помню, как зарождался Российский экономический форум в Лондоне. У меня были последние 5 тысяч фунтов. Я придумал эту историю и решил, что мы же Россия, большая страна, значит, должны достойно выступить. Я арендовал очень большой спортивный комплекс London Arena вместимостью15 тысяч человек. Сейчас его уже снесли. А потом случился кризис 1998 года. Представляете, у меня все площади забронированы, все арендовано, и за месяц до этого случается кризис, обваливается рубль и так далее. Я сижу в пустом зале и не знаю, что делать: плакать или застрелиться. А в преддверии следующего форума американцы начинают бомбить Югославию. На форум должен был прилететь Примаков... Естественно, не полетел.

История с форумами и конференциями очень рискованная. Мы переформатировали Российский экономический форум в Russian investment roadshow с концепцией проводить каждое мероприятие в новом городе и в разных странах. И когда мы поехали в Дубай в 2008 году, случился очередной кризис. Но самое ценное осталось со мной — это мои связи в бизнесе и политике.

Как вы оцениваете консолидацию деловой event-индустрии, то есть крупнейших российских форумов, на базе «Росконгресса»?

Очень важно, что государство участвует в организации таких крупных мероприятий. Но есть риск уйти в тотальный контроль контента. На мой взгляд, дискуссионные площадки должны быть открытыми. Это залог успеха. Но по факту с приходом «Росконгресса» события стали более упорядоченными. И это плюс. Единственный минус «Росконгресса» — очень высокие цены на участие. Но понятно, что такие цены диктует спрос.

Цифра дня
500
млн долларов
  • могут составить потери России из-за остановки экспорта зерна в Турцию
  • может составить совокупный объем требований «Газпрома» к «Нафтогазу» в Стокгольмском арбитраже
  • составил объем российского рынка рекламы в 2016 году
  • составляет совокупное состояние миллиардеров из списка Forbes
  • потратила Москва в 2016 году на благоустройство — больше, чем вся остальная Россия
  • составила медианная зарплата глав крупнейших компаний в 2016 году
  • вернула Счетная палата в федеральный бюджет в 2016 году
  • составит стоимость расширения морского порта Ванино в Хабаровском крае
  • подозрительных платежей заблокировали российские банки в 2016 году
1из10

Интервью  

все интервью