Срочно

Интервью /  Анатолий ПоповСтарший вице-президент, руководитель блока «Корпоративный бизнес» Сбербанка

Сбербанк
«Работа, которую мы ведем с правительством РФ, — это получение обязательной информации о заемщиках, которая доступна в государственных органах»
Сергей Савостьянов/ТАСС
Александр Кондратюк
globallookpress.com/Daniel Karmann
globallookpress.com/Hitoshi Yamada

Старший вице-президент Сбербанка Анатолий Попов рассказал RNS о прогнозах по росту корпоративного кредитного портфеля, сборе обязательных документов в госорганах вместо клиента, сокращении обращения наличных и о том, почему Сбербанк не почувствовал деофшоризацию.

Какие ожидания по росту кредитования корпоративных клиентов в 2017 году по сравнению с 2016 годом?

Мы достаточно оптимистично смотрим на рост кредитного портфеля и верим, что рост в сегменте крупного и среднего бизнеса составит порядка 10%. Такую цифру мы закладываем в наши планы. В первую очередь такая тенденция будет связана с ростом деловой активности. Этому будут способствовать и меры господдержки. Мы верим, что росту, в частности, поможет расширение «Программы 6,5%» до 50 млрд рублей. Еще один эффективный механизм, который стартовал в этом году, — субсидирование по линии Минсельхоза.

На снижение ставок не рассчитываете?

Очевидно, что рынок сейчас движется в сторону снижения ставок. Может быть, значительного снижения ставок не будет, но это, в том числе, формирует некоторые наши ожидания по росту.

А изнутри банка как будете наращивать базу?

Рассматривая тот или иной проект или проект кредитования, банк традиционно строит модель потенциальных денежных потоков у заемщика и на основании этого делает выводы о том, сможет ли заемщик обслуживать задолженность, и определяет некоторые внешние факторы, которые могут повлиять на качество этого денежного потока: изменения цен на сырье, макроэкономические показатели и так далее. Подготовка такой модели и обсуждение ее с заемщиком может занимать месяц и более. Для малых проектов это достаточно долго и неэффективно. Ну согласитесь, что считать потенциальные денежные потоки у маленькой кофейни — это как стрелять из пушки по воробью. Мы подходим с другой стороны. Наш новый продукт, смарт-кредит, позволяет сделать выводы исходя из модели вашего поведения, например, можно с высокой степенью точности предсказать вашу порядочность как предпринимателя. Мы анализируем текущую модель транзакций: как он получает свою выручку, насколько она фрагментарна или сконцентрирована, насколько она зависит от одного поставщика или у него очень много покупателей, как он обслуживает налоги, как выплачивает зарплату, как он работает с контрагентами. То есть можно сделать серьезные выводы об устойчивости бизнеса на текущий момент и фактически не анализировать, почему предприниматель обратился за оборотными средствами, на какие цели они пойдут. Если бизнес эффективен, это уже серьезный довод в пользу выдачи кредита.

Эта система смарт-кредитования сама собирает данные и выстраивает их в какие-то логические цепи?

Да. Предпринимателю мы отправляем уже предложение, принятие решения может занять меньше часа. Более половины таких кредитов выдается в течение дня. К настоящему времени их уже более 3000. В этом векторе и планируем развиваться.

А если это новый клиент?

К совсем новым клиентам такая модель не применима. Мы разрабатываем отдельную модель для совсем юных, начинающих предпринимателей, но шестнадцатилетних ребят-бизнесменов не так много. Средний возраст предпринимателя в нашей стране — около 42 лет. Если анализировать нашу базу данных, это люди с опытом. Если человек решил пойти в какую-то новую отрасль, мы просто проанализируем его текущую деятельность и сделаем выводы о его надежности.

А технологически на чем основана система?

Конечно, это big data в определенном смысле этого слова. Это анализ большого количества факторов, который строит некую рейтинговую скоринговую модель вероятности того, окажется этот заемщик надежным или нет. Но, может быть, окажется, что и для надежных заемщиков деньги нужны только «в уме», они, как люди расчетливые и внимательные, не занимают каждый день. Эти люди внимательно относятся к обязательствам, не хватаются за первые попавшиеся кредиты, внимательно считают, поэтому на такие кредитные предложения может быть небольшой отклик. Но главное, что мы им даем знать: у вас в любой момент есть возможность получить кредит быстро и без проблем. А пользоваться этой возможностью или нет — это уже их право.

Как, по вашему мнению, в целом меняются запросы корпоративных клиентов?

Фундаментальные изменения, конечно, в скорости работы. Это скорость принятия решения и элементы документооборота, связанные с кредитным процессом. Кредитный процесс — это не только построение модели, но и сбор обязательных документов, а также оценка обеспечения. Сейчас во многом это «бумажный» процесс. Задача, которую ставит перед собой Сбербанк: в кредитном процессе полностью уйти от «бумаги». Это, в том числе, подписание документов с помощью электронных цифровых подписей, с помощью сервиса E-Invoicing. Сейчас таким сервисом пользуются 250 тыс. клиентов. Мы уже фиксируем, что 99,7% платежей в Сбербанке проходит с помощью дистанционного банкинга — системы «Сбербанк Бизнес Онлайн». Кроме того, мы меняем формат работы офисов: количество офисов, где могут обслуживать корпоративных клиентов, — около 2100 — не сокращается, но объем операций в них небольшой, наши менеджеры все чаще сами посещают клиентов. Поэтому часть специализированных отделений закрывается, но появляется возможность получить услуги для корпоративных клиентов в розничных отделениях.

Какие сроки по цифровизации этого процесса вы ставите?

В 2017 году мы должны большинство «бумаги» в документообороте с клиентами корпоративного блока убрать. Конечно, когда речь идет о каких-то сложных элементах проектного финансирования или больших проектах, наверное, от «бумаги» полностью отойти не удастся. Но в массовых кредитах, оборотных займах, которые составляют больше половины кредитов, мы хотим отказаться от «бумаги» полностью.

Но получение справок в нашей стране все равно занимает время…

Работа, которую мы ведем с правительством РФ, — это получение обязательной информации о заемщиках, которая доступна в государственных органах. Например, балансовые данные клиента, которые клиент сдает в налоговую инспекцию. Мы сейчас запрашиваем эти данные у клиента с подтверждением налоговой инспекции. Еще пример — справка из Росреестра о собственности предпринимателя. Мы активно работаем с правительством, чтобы построить процесс таким образом, чтобы банк от лица предпринимателя запрашивал необходимую информацию, которая нужна для принятия решения. Первый проект на этом пути — механизм удаленной регистрации юрлица и открытия расчетного счета. Этот проект мы планируем осуществить в 2017 году, есть технические детали, в том числе, связанные с идентификацией. Следующий шаг — от имени предпринимателя контактировать с государственными органами, чтобы снять с клиента нагрузку по сбору требуемого пакета документов.

В прошлом году правительство решило погасить 800 млрд руб. кредитов ОПК. Сколько пришлось на Сбербанк? Как вы смотрите на это направление? Прогнозируется ли снижение или увеличение кредитной активности ОПК в этом году?

Для Сбербанка сумма поручений составила 335 млрд руб. Для нас по-прежнему сегмент ВПК остается одним из наиболее приоритетных. Мы являемся крупнейшим кредитором данной отрасли, менять свои позиции не планируем.

ЦБ ранее называл строительство одной из самых проблемных сфер с точки зрения кредитов. Видите ли улучшение в данной отрасли?

Особенного отличия строительной отрасли от других отраслей с точки зрения объемов проблемной задолженности мы не наблюдаем. Если говорить про некоторые сокращения портфеля финансирования недвижимости в конце прошлого года, то это отложенная реакция на кризис 2015 года, что, соответственно, замедлило появление некоторых новых проектов. Мы уже видим, что во второй половине 2016 года появились новые проекты, и сделок, которые мы заключили в 2016 году, в 2,5 раза больше, чем в 2015 году. Ожидания позитивные с учетом вектора на снижение ставок по ипотеке.

Какие отрасли вы назвали бы самыми проблемными?

Сложно сказать. Наверное, лучше к этому вопросу подойти по-другому: какие наиболее успешные отрасли? Очень хорошие результаты были в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Положительные тренды в таких субъектах, как Черноземье и Юг. Еще один лидер роста прошлого года — энергетика.

Неужели нет «плохих парней»?

Парни есть всякие, плохим мы помогаем стать хорошими.

В прошлом году завершена большая кампания по деофшоризации. Вы видите приток российских клиентов из-за рубежа?

У Сбербанка 1,4 млн клиентов-юрлиц, из них 1,25 млн — малый бизнес, который в массе своей в офшорной зоне все же не работает. Поэтому на наших масштабах то небольшое количество клиентов, которые вели деятельность в офшорах, — это единицы фактически. Какого-то большого тренда в наших масштабах мы не видим.

На форуме во Владивостоке Владимир Путин говорил, что поручает банкам и ЦБ поискать возможности для облегчения и расширения предоставления финуслуг на Дальнем Востоке. Что Сбербанк предложил в этой сфере?

В IV квартале 2016 года мы начали проект льготного кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства совместно с Фондом развития Дальнего Востока и Байкальского региона. По этой программе банк получает льготное финансирование на цели дальнейшего кредитования бизнеса по ставке 13,5% на срок до 10 лет. С начала реализации программы выдано 170 кредитов на 1,965 млрд руб. Мы ожидаем расширения программы до 5 млрд руб. в 2017 году, что позволит прокредитовать дополнительно около 1000 компаний.

Представители малого бизнеса жаловались на дискриминацию со стороны Visa и Mastercard при формировании тарифов. Вы предложение Минфина изучить этот вопрос получали?

Надо понимать альтернативную стоимость наличного оборота, ведь он далеко не бесплатный. Если сравнивать общую комиссию за эквайринг с наличным оборотом, то предприятию более выгодна безналичная форма. Эти комиссии достаточно долго существуют на рынке. С нашей точки зрения, они обоснованы и позволяют поддерживать интересы финансовых учреждений к развитию безналичного документооборота. Что первично: дороги или машины? Дороги — это карточная инфраструктура по приему карт, которую банки устанавливают за счет собственных средств и зачастую делают это, когда предприятие еще не вышло на запланированные объемы торгового оборота, инвестируя таким образом в дороги. А потом по дорогам начинают ездить машины — это карты.

То есть у вас претензий к платежным системам в этой части нет?

Нет. При текущей доле безналичных расчетов изменения в этой части преждевременны.

Эту долю, по вашему мнению, надо повышать мерами «сверху», например, ограничением наличных платежей для предприятий?

Для предприятия расчет наличными — достаточно хлопотно, их надо инкассировать, есть риски мошенничества и так далее. У многих предприятий есть клиенты, которые рассчитываются только картами, и хлопоты, связанные с наличным расчетом, для них неприемлемы. В следующий раз такие уже не пойдут в это кафе или ресторан. Поэтому это уже «гигиеническая» норма наличия возможности расчета картами. По нашей статистике, рост оборота при переходе предприятия на работу с картами составляет порядка 10%. Мы поддерживаем законодательные инициативы, направленные на сокращение наличного обращения.

Применимы ли для предпринимателей такие способы, как, например, селфи-идентификация или идентификация по отпечатку пальца, по сетчатке глаза?

В первую очередь сейчас мы работаем над сервисом E-Invoicing. С новыми подходами к идентификации банк работает в первую очередь для физических лиц: это биометрическая идентификация, идентификация по голосу, по фотографии, в том числе селфи. Сейчас эти технологии проходят тестирование, мы обязательно их применим с учетом фактора безопасности. Такие технологии на рынке уже есть.

Цифра дня
2
млрд человек
  • достигло число пользователей Facebook
  • составил рекордный штраф Еврокомиссии, выписанный Google
  • потеряли акции АФК «Система» на открытии торгов после ареста активов по иску «Роснефти»
  • принес России экспорт военных кораблей и подлодок с 2000 года
  • арбузов и дынь поставили в Россию турецкие фермеры с января по май 2017 года
  • потратила Россия на реконструкцию международного детского центра «Артек»
  • количество бедных в России
  • может потребоваться для рекультивации свалки в Балашихе
  • стоит нефть Brent после публикации данных о запасах нефти в США
1из10

Интервью  

все интервью