Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,29
66,35
EUR/RUB
–0,52
75,15
РТС
–0,16%
1134,71
ММВБ
–0,11%
2394,26
Brent
–0,92%
60,39
Золото
+0,29%
0,00
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Интервью /  Камил ГаджиевГенеральный продюсер и совладелец Fight Nights

Генеральный продюсер Fight Nights Камил Гаджиев Фото: Александр Щербак/ТАСС
Любой спорт — это бизнес, который перестанет существовать, если не будет приносить деньги
Фото: Zuma\TASS
Председатель совета директоров ООО "Группа "Сумма" Зиявудин Магомедов Фото: РИА Новости/Сергей Гунеев
Чемпион мира по кикбоксингу Бату Хасиков Фото: Александр Щербак/ТАСС
Аакадемия единоборств FIGHT NIGHTS Фото: Красильников Станислав/ТАСС
Боксер Федор Емельяненко Фото: Фадеичев Сергей/ТАСС
Спортсмен Расул Мирзаев и генеральный продюсер компании Fight Nights Камил Гаджиев (слева направо) Фото: Мудрац Александра/ТАСС

Cпорт — это бизнес, который перестанет существовать, если не будет приносить деньги, уверен совладелец Fight Nights Камил Гаджиев. О привлечении инвесторов, переговорах с телеканалами и взаимоотношениях с UFC он рассказал в интервью Rambler News Service.

— Когда и как вы поняли, что Fight Nights — это бизнес, больше чем просто увлечение?

— Сначала мы подумали, что это будет Fight Night, но я сказал коллегам: «Fight Night — это акция, а Fight Nights — это история».

Основной предпосылкой, наверное, было то, что когда-то мы сами занимались единоборствами очень активно. Любовь к единоборствам повлекла желание сделать их в новом контексте — более интересными, яркими и доступными для зрителей. Эта мысль нас не оставляла, и в 2010 году, посмотрев, как единоборства представлены на широком экране, мы поняли, что потребность у аудитории есть. И решили создавать продукт.

Многие считают его спортивным, мы же считаем его в первую очередь телевизионным. Первые встречи, связанные с учреждением проекта, были с представителями телеиндустрии. Просто взяли презентацию и пошли по всем ведущим телеканалам страны. Единомышленников нашли на ДТВ. Каналом тогда руководил Алексей Зюнькин, он нас услышал и заинтересовался. Наверное, не в последнюю очередь аргументом для него было то, что наши партнеры — Сангаджи Тарбаев и Сергей Шанович — на тот момент уже добились успехов в шоу-бизнесе.

Проект стартовал в 2010 году: сделали ивент с трансляцией на ДТВ. Первый же турнир убедил нас, что мы на правильном пути. Мы получили зрителя, узнаваемость и хорошую критику. Не откладывая в долгий ящик, через четыре месяца сделали второе мероприятие. В итоге за пять лет провели 43 турнира, в среднем по восемь в год. Теперь мы гонимся не за количеством, а за качеством, а количество растет неминуемо от года к году. В перспективе мы выйдем в формат 24 турнира в год, то есть раз в две недели, во всех регионах России и ряде стран СНГ.

— Как сейчас распределены доли среди акционеров?

— После трех лет существования нами всерьез заинтересовалась группа «Сумма». Сам Зиявудин Магомедов проявил личную инициативу, чтобы оказать нам поддержку, и с определенного момента мы работаем вместе. Контрольный пакет в 51% принадлежит группе «Сумма», остальные доли принадлежат создателем: это я, Бату Хасиков, Сангаджи Тарбаев и Сергей Шанович. На самых первых порах к нам присоединился еще один единомышленник, Сергей Арсеньев, управляющий директор Goldman Sachs в России, и его доля равна доле всех первых акционеров.

Мы — группа единомышленников, друзей, которые пылали страстью к единоборству, к спорту. В беседах ловили себя на мысли, что спортсмены-единоборцы в этой стране, как и вся индустрия, заслуживают гораздо больше, чем имели на тот момент. Есть прекрасные ребята, которые отлично выглядят, отлично говорят, отлично дерутся, симпатичны, патриотичны и могли бы быть востребованы. Этим героям нужна поддержка в виде промоутерской компании, которая будет их развивать, а турниры станут витриной, на которой эти таланты будут предлагаться зрителю. И вот в один прекрасный момент мы перешли от слов к делу, поняли, что не так много людей кроме нас которые готовы это сделать. Поэтому мы решили попробовать сделать несколько ивентов. Дай бог, пойдет — не остановимся. И уже пять лет не останавливаемся.

— Присутствие Бату Хасикова и Сангаджи Тарбаева в проекте не вызывает вопросов, но Сергей Арсеньев — из другой жизни.

— Я, Бату Хасиков, Сангаджи Тарбаев и Сергей Шанович знали друг друга по предыдущим проектам. Мы в этой компании перешли от проекта к проекту. Сергей Арсеньев вначале был нашим зрителем, он сам очень любит единоборства. Внимательно посмотрел на нашу компанию и предположил, что она может перерасти во что-то глобальное, и заговорил с нами как потенциальный акционер. Он, скажем так, выполнил ряд условий, поделился богатым опытом, и мы приняли его в свои ряды, о чем никогда не жалели мы и о чем, надеюсь, никогда не жалел Сергей.

— Поиск новых инвесторов закончен или не исключаете привлечения дополнительного капитала?

— Любой бизнес, наверное, развивается в том числе для того, чтобы в перспективе иметь возможность продаваться, но не это сейчас первоочередная задача. Перед нами стоит цель сделать из этого полноценный бизнес. Развивать те составляющие, которые приносят нам доход. Первое и самое главное — продажа телевизионных прав по всему миру, что возможно только при создании качественного и востребованного контента, который выдает стабильные рейтинги. Второе — привлечение партнеров-спонсоров, это те компании, которые посредством нашей площадки рекламируются. Третье — это продажа билетов на мероприятия. Сейчас мы собираем залы по 7–8 тысяч зрителей. Инвестиции группы «Сумма», которые составили порядка $10 млн, здорово нам помогают. Группа также помогает нам своим опытом в бизнесе.

— Сложно ли было договориться с телеканалами помимо ДТВ? И почему первым стал именно этот канал, ведь он не позиционирует себя как спортивный?

— Мы попробовали на ДТВ спозиционироваться в первую очередь не как спортивный, а как развлекательный продукт, потому что доля шоу у нас достаточно велика. Это заметно как по гостям, так и по тем, кто занимается сопровождением выходов бойцов, и вообще по атмосфере. Поэтому мы зашли на развлекательный канал как развлекательный проект. Но при этом попробовали сделать свой спорт на ДТВ, которого не было на тот момент. Мы около года работали, после чего перешли на РЕН-ТВ примерно с похожей обоюдной мотивацией. В итоге мы оказались на канале «Россия 2», который все последнее десятилетие был главным спортивным вещателем в нашей стране. А с недавнего времени мы уже на «Матч ТВ».

— Проблем с поиском эфира не возникало никогда?

— На ДТВ пришли мы сами, а потом каналы сами приходили к нам, потому что на всех вышеперечисленных каналах всегда находились люди, которым наш проект казался интересным и перспективным. Телевидение говорит на языке рейтинга, а рейтинг у нас всегда был.

— Как вы оцениваете профессионализм комментаторов?

— Я считаю, что им есть куда расти. Но в целом все наши последние мероприятия прошли, с комментаторской позиции, довольно эмоционально. А это, наверное, самое главное, это залог нашего отношения к тем, кто это мероприятие вел. Самое главное — это эмоция, которую комментаторы передают зрителю. Если она есть, то мы довольны их работой.

— Недавно Федор Емельяненко раскритиковал за непрофессионализм комментаторов «Матч ТВ», работавших на его последнем поединке.

— Он, наверное, больше просто не будет привлекать тех конкретных людей, которые комментировали. Говоря о тех людях, которые комментировали наши ивенты, то я повторюсь, что я в первую очередь обращаю внимание не на то, что они сказали, а на то, с какой эмоцией.

Я все-таки считаю, что у нас у экрана сидит человек, который не слишком профессионально подкован, да и не очень-то к этому стремится. Он садится в первую очередь для того, чтобы болеть и переживать, и комментатор должен дать ему такую возможность.

— Есть ли у вас контракты на трансляцию по зарубежным каналам?

— Сейчас мы транслируемся в 14 странах. Во-первых, в Америке в прямом эфире на ведущем мировом приложении UFC FightPass, это самое популярное приложение в мире, посвященное единоборствам. Плюс нас транслируют вся Скандинавия, а также Беларусь и Казахстан в прямом эфире. Поэтому я считаю, что на данный момент мы находимся в мировом эфире. В наступившем году мы планируем получить больший охват на азиатском рынке. Работаем с крупными компаниями, которые занимаются реализацией телевизионных прав по всему миру, и, в принципе, такое сотрудничество приносит определенный успех и нового зрителя.

— Как идет бизнес по продаже товаров с символикой Fight Nights?

— Продажа фирменной сувенирной продукции — тоже большое и очень перспективное направление. У нас сейчас шесть магазинов по стране с весомым товарооборотом. Небольшие корректировки в этой индустрии сейчас наступают в связи со стремительно снижающимся курсом рубля, что закрывает для нас определенные рынки, где традиционно размещается производство. Я имею в виду Китай, Таиланд и так далее. Будем частично переходить на товары российского производства. В России делают качественно. Но Китай давно и успешно занимается продажей товаров крупным оптом. Они профессионалы, у них набита рука, с ними удобно работать. С точки зрения комплектующих, тканей, фурнитуры Китай — наиболее удобное предложение. Но в России много светлых, вдохновленных людей, которые будут делать альтернативные предложения.

— Каковы финансовые результаты Fight Nights в 2015 году?

— На данный момент бизнес достаточно рентабельный, самоокупается с учетом запланированных инвестиций. Под этим я подразумеваю строительство и открытие академий под нашим брендом. В 2015 году мы делали дополнительные инвестиции в уже существующие объекты и участвовали в открытии новых. Это потребовало определенных вложений, которые составили около 20 млн рублей.

Продажа товаров с фирменной символикой — однозначно прибыльная. Я думаю, что около 10 млн рублей мы заработали.

В прошлом году у нас было восемь ивентов, некоторые из них оказались прибыльными. На ивенте сложно заработать большие деньги — это от 3 до 5 млн рублей. Некоторые из них были убыточными, но мы смогли за счет их проведения попробовать себя на новых территориях: например, это турниры в Сочи и Дагестане. На этих ивентах зарабатывать не получается, но они нам необходимы, потому что они первые в этих регионах. Мы приобретаем там новых зрителей и бесценный опыт. В этом году во всех регионах, в которых мы выступали в 2015 году, мы попробуем провести турниры снова, плюс некоторые новые регионы: Оренбург, Уфа, Татарстан.

За 2015 год чистая прибыль компании составила примерно 30 млн рублей. 2014 год для нас был убыточным, потому что в течение 2014 году мы построили три академии в разных регионах России, это был год инвестиций.

— Где вы еще планируете открывать спортивные школы?

— Во всех регионах, из которых идет инициатива. Регионы, в которых есть боевой спорт, всегда есть группа энтузиастов, для которых иметь академию единоборств под нашем брендом — это мечта. Они находят нас, обсуждают условия сотрудничества, просят о помощи, прикладывают свои усилия. В первую очередь нас мотивируют к сотрудничеству большим количеством занимающихся, то есть людей, которые в перспективе станут клиентами академии. Мы находим удобный объект для строительства или ремонта, адаптируем его для академии и начинаем работу. Как правило, академии в течение трех лет выходят в плюс.

В 2016 году мы откроем две новые академии. Год непростой для всех, потому это достаточно оптимистический сценарий. Это будут две академии, но они будут большими. Сейчас есть заявка на открытие академии в Северной Осетии, а второй регион, я думаю, появится в течение года. Возможно, в одном из тех регионов, где мы проведем мероприятие.

— Планируете выводить компанию на биржу?

— Плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Создавая этот бизнес, мы говорили о том, что перспективы у нас весьма и весьма большие. Работаем хорошо, поэтому в перспективе все может случиться. Но надо понимать, что даже лидер индустрии, компания UFC, не имеет листинга. Так что об этом точно говорить преждевременно. Объективно, сейчас происходит такой период развития компании, когда задачи стоят другие, и об этом просто не получается думать.

— Замечаете ли вы, что отношение к спорту меняется? Вас воспринимают как серьезную индустрию?

— Одни смотрят на спорт с точки зрения «наши выиграли» или «наши проиграли». Другие пытаются рассмотреть, сколько денег было потрачено на того или иного спортсмена впустую. А на самом деле любой спорт — это бизнес, который перестанет существовать, если не будет приносить деньги.

— Сдает ли UFC позиции по отношению к растущему количеству промоутерских организаций по смешанным единоборствам?

— Я думаю, что нет, UFC с каждым днем укрепляется. Количество промоутерских компаний растет, но это укрепляет UFC, потому что способствует популяризации единоборств в целом. Чем больше промоутерских компаний делают продукт по смешанным единоборствам, тем большее количество людей появляется, которые знают этот спорт. UFC — это верхний уровень спорта, поэтому работа промоутерских компаний лишь укрепляет компанию. UFC говорит о том, что собирается проводить турниры в новых странах, в частности в Голландии, а это значит, что UFC расширяется, и, насколько я знаю, финансовые показатели UFC лишь улучшаются из года в год. Растет рейтинг продукта, и, как следствие, растет стоимость билетов.

— Помогает ли Fight Nights популярность Федора Емельяненко?

— Конечно. Я считаю, что популярность Федора выше, чем у всего боевого спорта в стране. На определенном этапе Федор являлся основным драйвером для привлечения широких масс к изучению нашего продукта. То, что Федор был и что он есть, безусловно, влияет на увеличение аудитории MMA в целом.

— Вы готовы организовать поединок Емельяненко в России?

— Мы никогда основательно не обсуждали возможность его участия в нашем промоушене в России, но я считаю, что такая возможность существует. Если Федор всерьез скажет о том, что он готов в определенный период выступить в России, то мы будем одними из тех, кто будет обсуждать с ним данную возможность.

— Сотрудничаете ли вы с другими промоутерскими компаниями, в частности по обмену бойцами?

— Всегда сотрудничали. Не все наши бойцы имели эксклюзивные контракты, выступали и в других промоушенах. Иногда мы привлекаем к нашим турнирам ребят, которые заработали себе имя на участии в других турнирах. У нас индустрия довольно дружная, до острой конкуренции дело пока не дошло. Даже если это случится, то станет определенным толчком к росту для всех, это будет не самый плохой день в развитии истории смешанных единоборств. Пока что мы не просто вместе работаем, со многими промоутерами нас связывают и личные дружеские отношения.

— UFC интересовалась вашими бойцами?

— Некоторые из наших ребят, пройдя нашу школу, выступают в Америке, в частности Али Багаутинов. Он продолжает оставаться лицом нашей промоутерской компании, бойцом нашей команды. Успел поучаствовать в поединке за пояс чемпиона UFC, который, к сожалению, проиграл. Али выступал против Деметриуса Джонса и проиграл пятираундовый бой по решению судей. Я уверен, что у него еще появится шанс и этот пояс он, может, и завоюет. В этом плане с UFC мы сотрудничаем, периодически наши бойцы подписывают с UFC контракт.

— Сказался ли скандал вокруг Расула Мирзаева на отношение к нему со стороны болельщиков?

— Как бы это ни прозвучало, но его узнаваемость сильно выросла после данного инцидента. За ним стали следить, выросла его аудитории. Другое дело, что мы зачастую сталкивается с тем, что отношение аудитории может быть не совсем однозначным и по прежнему есть люди, для которых он не герой, а антигерой. Но время лечит, прошло довольно много времени с тех пор, как произошла трагедия. За это время Расул много выступал как в плане интервью, так и в плане проведенных поединков.

Он много сделал для общества, занимается благотворительностью. Поэтому в целом отношение к нему существенно изменилось, многие за него болеют. И я бы сказал, что он сегодня является одним из самых узнаваемых спортсменов в стране. Это отражается на количестве внимания к нему. За его поединками следят, он имеет высокие рейтинги, его бои обсуждают.

— 21 января Расул Мирзаев победил китайского бойца. Много ли было просмотров видео боя?

— Мы этот бой не транслировали в России, его проводила локальная китайская организация. Он победил вечером, а к утру на YouTube было около 100 тыс. просмотров, что, конечно, говорит о его сверхпопулярности.

Я думаю, что Расул, продолжая выступать и ставить перед собой самые высокие задачи, в любом случае не должен забывать о том, что когда-то произошло. Он должен с двойным усердием делать добро для общества. У него сейчас есть такая возможность, за свои выступления он получает деньги. Он тратит эти деньги на товары для детских домов, для интернатов. Поступки гораздо важнее слов, и подобные поступки красят его. Самое главное, что он делает это искренне.

— Вы получаете поддержку от государства?

— Государство помогает нам и словом, и делом. Нашим партнером является департамент физической культуры и спорта города Москвы, потому что проект развивается, в частности в Москве. В открытии академии в Москве департамент принимал активное участие. Плюс зачастую наши турниры проводятся с поддержкой ведомства. В Москомспорте работают люди, которые в единоборствах разбираются и любят их. Там работают олимпийские чемпионы по единоборствам, все эти люди участвуют в развитии компании, являясь во многом частью этого процесса под названием «развитие смешанных единоборств».

— Каковы финансовые перспективы на 2016 год?

— В 2016 году нужно просто продолжить плавное поступательное движение. Не скажу ничего нового, если отмечу, что экономика работает против нас, как и против любого бизнеса на данный момент. Снижается покупательская способность населения, снижаются рекламные бюджеты у компаний-партнеров. Но кризис — это всегда новые возможности для молодых и перспективных, а мы себя считаем именно такими. Поэтому в этом году — продержаться, не терять темп. То же самое касается и 2017 года. А с 2018 года рост продолжится.

— Кто ваши основные рекламные партнеры?

— В основном нашими клиентами являются компании, специализирующиеся на продаже розничных продуктов. Это автомобильные компании, банки, телекоммуникационные компании. Они в любом случае не потеряют к нам интерес, потому что должны продавать свой продукт.

— Сколько стоит рекламное место на ваших мероприятиях?

— Стоимость спонсорских контрактов, если брать в контексте одного ивента, составляет от 1 млн рублей и выше. Это минимальная стоимость сделки. Если говорить о сотрудничестве на год, то стоимость договора — от 5 млн рублей.

— Сократился ли в прошедшем году доход от рекламы?

— В 2015-м — нет. В этом году у нас был стабильный уровень доходов от рекламы, на уровне 2014 года. В 2016-м, на мой взгляд, поступления по этой статье снизятся, но увеличится объем средств, поступающих от продажи телевизионных прав за рубеж. То есть в рублях мы будем получать больше. Все же мы хотим, чтобы рубль был более дорогим, чем сегодня, потому что от этого зависит качество жизни.

Цифра дня
1
миллион
  • домохозяйств в России останутся без ТВ при переходе на цифровое вещание
  • может превысить добыча газа в России в 2018 году
  • оценил доходы от ЧМ-2018 премьер-министр Дмитрий Медведев
  • получат российские клубы от ФИФА за участие футболистов в ЧМ-2018
  • объем выданных за 10 месяцев ипотечных кредитов
  • совокупная задолженность по ипотечным кредитам на 1 ноября
  • составили инвестиции в программу импортозамещения в 2017 году
  • поддерживают повышение возраста продажи алкоголя до 21 года
  • планируют сократить повседневные расходы
1из10

Интервью  

все интервью