Архив сайта

Срочно

Интервью /  Жан-Луи ЖушоПартнер хедж-фонда Puzzle Capital

Фото: Puzzle Capital
«Сырьевые товары очень интересны для инвестиций»
Фото: EPA
Фото:  Евгений Биятов/РИА Новости
Фото: Puzzle Capital
Фото: EAST NEWS

Партнер французского хедж-фонда Puzzle Capital и участник завершившегося в воскресенье ралли «Шелковый путь — 2016» Жан-Луи Жушо в интервью RNS рассказал о перспективах Европы после Brexit, замещении банков хедж-фондами, перспективах сырьевых рынков и инвестиций в спорт.

— Вы уже ощутили изменения на финансовых рынках после голосования в Великобритании по выходу из ЕС?

— Рынок сильно изменился уже после 2008 года. В частности, критике подверглись принципы регулирования рынка и теперь, очевидно, будет невозможно проявлять креативность, как в 1990-х и 2000-х. Тем не менее это до сих пор интересный рынок. Что касается Brexit, то, вероятно, он сильно повлияет на финансовый сектор, так как большая его часть сконцентрирована в Лондоне. Сейчас все меняется.

— Финансовый центр переместится из Лондона в одну из столиц ЕС?

— Не финансовый центр. Но штаб-квартиры многих банков вынуждены будут переехать. Банки, которые работают в евро — а это крупнейшие банки — вынуждены будут работать из офиса на континенте. Они не покинут Великобританию, но они перенесут часть своих операций на континент, если они захотят работать в евро. Это большая проблема для Великобритании.

— Вы уверены, что Brexit на самом деле произойдет?

— Я верю, что это произойдет, хотя условия, конечно, еще будут обсуждаться. Но с политической точки зрения, если премьер-министр Британии будет поддерживать Brexit, выход произойдет. Великобритания по большому счету никогда и не была настоящим членом Евросоюза. ЕС был создан шестью странами — Францией, Италией, Германией, Бельгией, Нидерландами и Люксембургом — именно как политический союз. В случае с Великобританией получилась лишь экономическая кооперация. С 1974 года, когда британцы присоединились к союзу, у нас начались разногласия как в политической, так и в экономической сферах.

Думаю, что в долгосрочной перспективе выход Великобритании является хорошей возможностью для перезагрузки Европы и обновления союза. В краткосрочной перспективе, конечно, существует риск выхода других стран из ЕС, но в долгосрочной перспективе это хорошо.

— Не жаль терять рынок Великобритании?

— Нет. Это Великобритания потеряет европейский рынок. Если посмотреть на размеры экономик, то очевидно, что цена Brexit для Великобритании будет выше, чем для ЕС.

— Вы не инвестируете в акции и облигации. Почему?

— Более 25 лет я занимался трейдингом: торговал акциями, облигациями и сырьевыми товарами. Но после кризиса 2008 года встал вопрос о том, возможно ли повторить прошлые успехи на рынке. И лично мой ответ был — нет. Рынок сильно изменился. Большое развитие получили небанковские финансовые операции — для меня это главная эволюция финансового рынка.

— Что вы имеете в виду?

— Кризис сильно ударил по банкам, и им пришлось сократить свои операции не только на биржах, но и в финансировании бизнеса. В результате на место банков приходят хедж-фонды. К примеру, мы занимаемся финансированием экспортно-импортных операций, а также покупаем долги. Исторически этим занимались банки, но из-за кризиса им стало не до этого, и возможности компаний профинансировать трансграничную торговлю или переуступить права на дебиторскую задолженность заметно сократились. В результате такие фонды, как наш, покупают дебиторскую задолженность с дисконтом, а компания получает наличные для развития бизнеса.

— На фондовом рынке зарабатываете?

— Одно из направлений нашей деятельности — арбитраж на сделках M&A. Это очень интересный бизнес, связанный с покупкой ценных бумаг после сообщений о слиянии публичных компаний. Когда две компании объединяются, обычно капитализация приобретаемой компании растет почти до уровня цены предложения. В то же время цена акций покупателя обычно незначительно снижается. Что мы делаем в этой ситуации? Мы покупаем акции поглощаемой компании и шортим бумаги покупателя. То есть мы делаем ставку на успешное завершение сделки. Если она произойдет, мы выиграем на позициях лонг и шорт. Если сделка сорвется, мы потеряем на всех позициях. Но вероятность успеха более 99%. Мы зарабатываем на этом порядка 14% годовых.

— У вас есть российские клиенты?

— Нет, мы не работаем в России и не планируем, так как мой бизнес — это хедж-фонды, которые не регулируются. Сложно открыть офис в другой стране, поскольку это специфический офшорный бизнес. Россия — не офшор, поэтому офис открыть не можем.

— Кто тогда ваши клиенты?

— Семейные офисы, профессиональные инвесторы. Россиян среди них нет.

— Как вы видите перспективы российской экономики?

— На мой взгляд, падение цен на сырье — это шанс для России стать менее зависимой от нефти. Это сложно, но хорошо. Снижение сырьевой зависимости даст новый толчок развитию.

— Европейские инвесторы готовы вернуться в Россию или еще не время?

— Я думаю, что сейчас Россия более открыта, чем ранее. На мой взгляд, у России есть огромный потенциал. У вас есть не только сырье, но и хорошо образованные люди. Россия не враг, на культурном уровне она очень близка к Европе — гораздо ближе, чем ряд других стран.

— Согласны ли вы с мнением, что после Brexit развивающиеся рынки вновь стали более привлекательны для инвестиций по сравнению с развитыми?

— Люди обеспокоены Brexit и возможным замедлением темпов роста европейской экономики. Очевидно, развивающиеся рынки будут менее подвержены влиянию Brexit, но если будет плохо Европе или США, будет плохо всем. Влияние будет по двум направлениям: сократится возможность финансирования для развивающихся экономик и снизятся цены на сырьевые товары, которые обычно играют большую роль в развивающихся экономиках. Очевидно, что если будет спад в Европе из-за Brexit, он распространится и на другие страны. Проблема не может быть локальной.

— Вы считаете, что Brexit может толкнуть цены на сырье вниз?

— Да, если произойдет замедление на развивающихся рынках. Посмотрите на цены на нефть. Нижняя точка была в районе $25, сейчас цена около $50. Если будет замедление, то цены пойдут вниз, что ударит по развивающимся странам.

— В какие секторы экономики вы бы рекомендовали инвестировать сейчас?

— Этот вопрос относится, скорее, к фундаментальному анализу, которым я не занимаюсь. Но, на мой взгляд, цены на сырьевые товары сейчас низкие. Я верю, что со временем появятся очень привлекательные инвестиционные идеи в этом секторе. Цены на сырьевые товары цикличны, и сейчас они в нижней точке. Поэтому это хорошее время для инвестиций. И если вернуться к вопросу о вложениях в развивающиеся рынки, то если вы располагаете временем, сырьевые товары очень интересны для инвестиций. Для долгосрочных инвесторов это интересное вложение.

— Вы считаете инвестиции в спорт бизнесом или это больше азарт?

— Я считаю это бизнесом, но торговля игроками сейчас все больше регулируется, что снижает привлекательность этого занятия. Что касается футбольных команд, то могу сказать, что большую часть времени футбольные клубы обычно не приносят денег. Вы получаете много другого, но не деньги. Если вы посмотрите на британскую премьер-лигу, футбольные команды имеют финансовые проблемы и занимают деньги в хедж-фондах.

В целом этот бизнес очень спекулятивный, особенно командный. Кто бы мог подумать, что англичане проиграют Исландии?

Цифра дня
386
рублей
  • средняя стоимость продуктов для приготовления салата «Оливье» на 4-5 человек
  • выделят за три года на реализацию единого плана достижения национальных целей развития России
  • превышает средняя продолжительность поиска работы в России
  • потери туристической отрасли из-за пандемии, по подсчетам ООН
  • превысит объем выдачи ипотеки в России по итогам 2020 года, согласно прогнозу ВТБ
  • ежегодные потери ЕС от санкций против России
  • возмещенный в бюджет России ущерб от коррупции в 2020 году
  • объем дополнительной поддержки регионов России в 2020 году
  • составил рост числа онлайн-покупок в «черную пятницу» в России за год
1из10

Интервью  

все интервью