Срочно

Интервью /  Александр КарлинГубернатор Алтайского края

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС
«Иностранцы очень часто нас, россиян, обвиняют в стереотипности мышления, но и зарубежных инвесторов рисковыми ребятами не назовешь. К сожалению, иностранные инвесторы рассматривают Сибирь в традиционном ключе как площадку для добычи природных ресурсов и первичной переработки углеводородов»
Фото: ТАСС/ Александр Колбасов
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
Фото:  РИА Новости/ Александр Кряжев
Фото: ТАСС/ Михаил Метцель
Фото: РИА Новости/ Игорь Зарембо

Губернатор Алтайского края Александр Карлин в интервью RNS рассказал, почему в регионе не гонятся за резким увеличением турпотока, как иностранные инвесторы смотрят на Сибирь, а также о растущем объеме сыроварения и способах разрешения проблем в ЖКХ.

Как регион справляется с выполнением майских указов?

Мы работаем согласно дорожным картам, разработанным в рамках выполнения майских указов президента России Владимира Путина. Если по каким-то направлениям допускаются отклонения, то рабочие — не более 5%. Успешно идет процесс выполнения указа президента, касающегося здравоохранения, здесь мы двигаемся с опережением. Неплохие результаты достигнуты и по направлению «профессиональное образование»: мы выполняем дорожную карту в части оплаты труда специалистов, занятых в этой сфере. Есть проблемы при выполнении той части майских указов, которая затрагивает муниципалитеты, в первую очередь муниципальные учреждения культуры. Но это, скорее, проблема наполняемости местных бюджетов в целом и касается она не только Алтайского края. У нас она ярко выражена, так как среди регионов страны край имеет самое большое число сельских районов — 59, мы третьи в стране по количеству муниципалитетов после Татарстана и Башкортостана.

Глава ЦСР Алексей Кудрин предлагал отложить выполнение указов в части увеличения зарплат бюджетников. На ваш взгляд, это рациональное предложение?

Повышение оплаты труда отдельным категориям работников бюджетной сферы в соответствии с указом президента страны является предметом особого внимания. Получая дополнительные ресурсы из федерального бюджета, мы всегда направляем их на указанные цели и распределяем максимально эффективно.

Когда министерство финансов Российской Федерации формировало дорожные карты, все были осведомлены, что многие региональные бюджеты, а муниципальные тем более, находятся в состоянии, не позволяющем обеспечить безусловное выполнение президентских указов. Но нам тогда пояснили, что проблема очевидна и регионам будет оказана необходимая поддержка. На практике мы ее решаем во многом за счет собственных ресурсов.

Как сейчас структурирован бюджетный процесс в регионе? Пришлось ли оптимизировать инвестиционные и социальные программы?

По оценке Минфина России, Алтайский край занимает первое место в стране по качеству управления бюджетным процессом. Мы имеем один из самых минимальных объемов регионального внутреннего долга — немногим более 2 млрд рублей, это всего 4% от наших собственных доходов. Соответственно, не тратим ни одной лишней копейки на обслуживание долгов. Кроме того, мы не брали кредитов в банках, не выпускали облигаций. Существующий долг — это кредиты Минфина России, мы не несем расходов на его обслуживание. Политика Алтайского края в области государственных внутренних заимствований направлена на обеспечение низкой долговой нагрузки на его экономику, снижение затрат на обслуживание государственного долга региона, своевременное и безусловное исполнение принимаемых обязательств. Это позволяет направлять дополнительно поступившие налоговые доходы на развитие социальных отраслей и экономики края.

Ведется постоянная работа над увеличением доходной базы. Если в 2005 году в структуре доходов бюджета 47% были собственные доходы, а 53% — помощь федерального центра, то сейчас собственные доходы составляют 71%, а 29% транслирует федеральный центр. Таким образом, за последние 12 лет собственные доходы региона выросли на 440 %, а безвозмездные поступления от Москвы — вдвое. Никаких социальных и инвестиционных программ мы не отменяли. Бюджетная политика сохраняет свою социальную направленность. Продолжается приоритетное финансирование образования, здравоохранения, культуры и спорта, обеспечивается социальная поддержка населения. В числе экономических приоритетов — сельское хозяйство, дорожное строительство и газификация края. Рациональное отношение к бюджетным деньгам и поддержка муниципалитетов позволяют удержать штурвал.

Как вы оцениваете влияние обсуждающегося сейчас «налогового маневра» по формуле «22/22» на экономику региона?

НДС формирует доходы федерального бюджета, социальные взносы тоже не приносят дохода региональной казне. Нас это может коснуться только в части возможного снижения финансового бремени на бизнес. В целом, думаю, это решение даст положительный эффект, если расчеты окажутся верными. На мой взгляд, эту модель сначала нужно опробовать в экспериментальном формате. Сегодня мы знаем о «налоговом маневре» в основном из СМИ.

«Договор может быть составлен очень красиво, но последствия этого красивого договора через несколько лет будут компенсировать другие люди»

Как Вы оцениваете состояние ЖКХ в регионе?

Состояние ЖКХ в Алтайском крае ничем кардинально не отличается от положения дел в ЖКХ в целом по стране, кроме одного обстоятельства — большая часть объектов жилищно-коммунального комплекса находится в сельской местности. Это большое количество котельных и автономных сооружений водоснабжения. Последний отопительный сезон в регионе прошел без серьезных аварий, хотя зима была чрезвычайно суровой и началась на несколько недель раньше, чем обычно.

Проблемы в отрасли есть. Чтобы их решать, мы стараемся реализовывать все соответствующие госпрограммы. Любой рубль федеральной поддержки с благодарностью принимаем и эффективно используем. В регионе есть примеры удачного применения механизма государственно-частного партнерства в ЖКХ. Частный капитал приходит в отрасль — много инвесторов работают в сегменте генерации электроэнергии и тепла. Кроме того, они занимаются теплосетями в городах. Плюсы очевидны: надежность выше, и тарифная политика стала более прогнозируемой. На селе экономика ЖКХ сложнее, но мы все равно идем по пути концессий. Там, где муниципалитеты подходили к заключению концессионных соглашений внимательно, ситуация очевидным образом изменилась в лучшую сторону. Однако концессия — специфический механизм с отложенными рисками. Договор может быть составлен очень красиво, но последствия этого красивого договора через несколько лет будут компенсировать другие люди в других обстоятельствах и других бюджетных условиях. В решении этого вопроса нужно быть честными и осторожными.

Почему предложили сделать регион пилотным для перехода на «альтернативную котельную», не опасаетесь роста тарифов?

Перед тем как принять это решение, мы внимательно просчитывали риски резкого роста тарифов. По оценке наших специалистов, они минимальны.

Полгода назад в Рубцовске была объявлена чрезвычайная ситуация из-за сбоев в работе систем отопления города. Проблему решили?

Проблема теплоснабжения Рубцовска не нова, мы всегда детально ею занимались. Проблемная точка — ТЭЦ, собственники которой годами не вкладывали средства в ее модернизацию, не инвестировали в обновление и ремонт оборудования. Введение режима ЧС позволило избежать серьезных проблем в период отопительного сезона. Ведь в случае ее внезапного выхода из строя порядка 60% населения города остались бы без тепла, так как возможности резервного переключения на другой источник там нет — контуры двух имеющихся в городе станций независимы друг от друга. Сейчас в Рубцовске реализуется проект в режиме государственно-частного партнерства с Сибирской генерирующей компанией, у которой уже есть серьезный опыт в ряде регионов Сибири. Для проекта просчитаны техническая, технологическая и экономическая составляющие. Мы согласовали создание для города единого теплового контура, который сделает ситуацию намного более прогнозируемой. Это серьезное решение, так как по плану Рубцовская ТЭЦ будет выведена из эксплуатации, теплоснабжение более чем 90% города будет переведено на один источник — Южную тепловую станцию.

Сумма вложений, необходимых для воплощения данного проекта в жизнь, приличная — Сибирская генерирующая компания направит более 2 млрд рублей для приведения всей системы теплоснабжения Рубцовска в приемлемое для эксплуатации состояние, при котором не будет возникать угрозы сбоев. Освоят они эти инвестиции за два года, а вот окупить планируют не меньше чем за 10–12 лет — это долгий срок для возврата денег. Тем не менее компания пошла на такие риски и с большим вниманием относится к реализации своих планов. К следующей зиме мы надеемся увидеть первые результаты, а давать оценку сделанному можно будет только тогда, когда компания проведет первый отопительный сезон в рамках действия новой схемы теплоснабжения. В любом случае мы понимаем, что за работу взялись опытные и проверенные люди. За их деятельностью мы не первый год наблюдаем в Барнауле, и нареканий никаких нет.

Этот эксперимент вы планируете распространять на другие города?

Я бы очень не хотел этого делать. Эксперимент обусловлен крайне сложным техническим состоянием инфраструктуры в городе. Рубцовск был самой проблемной точкой на карте обеспечения Алтайского края теплом. Таких в регионе больше нет. Это самая сложная и финансово емкая проблема, которую мы, надеюсь, решим к началу следующего отопительного сезона.

«Я не собираюсь утверждать, что к нам иностранные инвесторы в очередь стоят, а мы брезгливо их сортируем».

Какие отрасли - инвестиционный приоритет в условиях санкций?

В 2015 году, когда в стране индекс промышленного производства в силу известных всем обстоятельств заметно сократился, нам удалось удержать ситуацию и не снизить объемы промпроизводства. В 2016 году индекс промышленного производства составил уже 101,7%. Если по всей России сейчас этот рост восстановительный, то у нас — полноценный. В I квартале 2017 года он (индекс. — RNS) составил 109,9% в натуральных показателях. Лидирует пищевая промышленность, работающая в рамках программ импортозамещения, сельхозмашиностроение демонстрирует рост производства более чем на 40%, неплохие темпы развития фиксируются в химической промышленности, машиностроении.

Иностранные инвестиции работают в этих отраслях?

Замечу, иностранцы очень часто нас, россиян, обвиняют в стереотипности мышления, но и зарубежных инвесторов рисковыми ребятами не назовешь. К сожалению, иностранные инвесторы рассматривают Сибирь в традиционном ключе, как площадку для добычи природных ресурсов и первичной переработки углеводорода. Но иностранный капитал в нашем регионе все равно работает. Например, самое крупное в стране производство сыра находится в Рубцовске, инвестор — компания PepsiCo. Конечно, я не собираюсь утверждать, что к нам иностранные инвесторы в очередь стоят, а мы брезгливо их сортируем. Мы активно приглашаем иностранный капитал к сотрудничеству. В настоящее время проявляют интерес южнокорейские компании.

Чем интересуются?

Им интересны фармацевтическая, кондитерская, косметическая отрасли и парафармацевтика. Дело в том, что в корейской и японской косметике используются чистые природные компоненты, поэтому она очень качественная и дорогая. Алтайский край в части экологии соответствует этим требованиям. В последнее время Lotte Group развивает мужскую косметическую линейку, к тому же в мире новый тренд — детская косметика.

Они хотят производство у вас локализовать?

Вопрос очень серьезно изучается.

На ваш взгляд, не подорвет ли возможная отмена продовольственного эмбарго развитие агрокомплекса в регионе?

Ничто в жизни не может выбить нас из седла. У Алтая аграрная судьба, поэтому отмена продовольственного эмбарго в стратегическом плане ситуацию не поменяет. Конечно, в рамках программ импортозамещения мы увеличили производство продуктов и расширили ассортимент выпускаемой продукции, чтобы заполнить освободившиеся от импорта ниши. Например, производим больше сыра. Если раньше в основном производили твердые и полутвердые сорта, теперь стали делать больше мягких и плавленых. Завоеванные позиции на рынке уступать не собираемся. Более того, наращиваем экспорт продовольствия не только в традиционных направлениях, таких как Центральная Азия, но и Юго-Восточная Азия, Китай, Корея, Япония и Вьетнам.

Обсуждаются ли сейчас новые проекты в АПК с крупными инвесторами?

Прежде всего интересны проекты по строительству новых животноводческих комплексов, созданию современных и крупных мясоперерабатывающих предприятий. Я бы не сказал, что у нас избыток инвестиционных предложений, но они есть. Возможности Алтайского края по развитию агропромышленного комплекса уникальны. Мы единственный регион восточнее Урала, который производит сахар. В 2016 году вырастили рекордный урожай сахарной свеклы, закрыв собственную потребность в сахаре. Есть реальная возможность нарастить производство этого продукта и выйти на рынки других регионов Сибири. Сейчас идут консультации с компаниями, которые хотели бы зайти в этот бизнес.

Это российские компании?

И российские, и с иностранным участием. Достаточно известные игроки на рынке сахарного производства. Нам необходим комплексный проект. Важно не только построить завод, но и обеспечить предприятие сырьем. Несмотря на то, что у нас пашни больше всего в России — 6,5 млн га, — вся земля используется. Конкуренция за этот ресурс очень большая. Инвестор должен понимать, что у нас нет свободных пахотных угодий. Землю нужно или покупать, или выигрывать право на ее аренду. В этом хозяйственном году вся земля уже распределена и имеет своего хозяина.

Вырос ли спрос на продукцию военного назначения Барнаульского станкостроительного завода на фоне усиления контроля за гособоронзаказом и проведения операции в Сирии?

Эта информация носит закрытый характер. По моим данным, заказы не сократились. Патронная продукция предприятия в основном поставляется на экспорт. В прошлом году объем производства достиг 4 млрд рублей и составил 108,3% к уровню 2015 года. Кроме того, завод активно работает и в гражданском секторе. В частности, он выпускает технику для сельского хозяйства. Эта продукция тоже пользуется стабильным возрастающим спросом.

Поданы ли заявки на создание ТОР в моногородах Новоалтайске и Заринске? Какие инвесторы рассматривают возможность участия?

Пакет инвестиционных предложений сформирован, правительственное постановление, определившее правила подачи регионами заявок на создание ТОР в моногородах второй группы (моногорода с имеющимися рисками ухудшения социально-экономического положения. — RNS), принято 26 апреля. Заринск и Новоалтайск относятся именно к таким моногородам. В настоящее время совместно с муниципалитетами завершается работа по подготовке необходимых обосновывающих материалов для включения в состав заявок на создание ТОР на этих территориях.

Известны ли инвесторы, которые рассматривают возможность участия?

Началось строительство одного из предприятий в Заринске. Это современное кожевенное производство. Инвестор, известный в стране, — «Русская кожа». Вокруг этого якорного инвестора предполагается создание связанных производств: мягкой мебели, кожаной обуви, галантерейных кожаных изделий и так далее. Согласно полученным от инвесторов заявкам, в Новоалтайске планируется создание литейного завода, предприятия по производству металлических конструкций, строительство логистического терминала и маслосырзавода.

«Если увидите японских туристов, это сигнал, что рядом либо уникальный исторический объект, либо идеальное место с точки зрения экологии».

Какой у вас прогноз по динамике туристической отрасли на 2017 год?

Мы не гонимся за цифрами, рост турпотока сам по себе не так важен. Когда вы приглашаете гостей, впечатление не будет напрямую зависеть от того, сколько человек пришло. Люди, скорее, запомнят, насколько комфортно и интересно им было. Можно пригласить много людей, но не обеспечить сервис должного уровня, — в итоге пострадает имидж. Положительная динамика развития туротрасли в регионе выступает своеобразным индикатором, отражающим результативность совместной работы власти и турбизнеса, направленной на развитие обеспечивающей инфраструктуры, строительство и реконструкцию средств размещения туристов, продвижение турпотенциала региона на внутреннем и международном рынках. При этом приоритетной целью развития сферы туризма в настоящее время является расширение спектра предоставляемых туристам услуг, а также повышение их качества. Как правило, именно качество полученных отдыхающими услуг и комфортность пребывания в регионе, соответствующие их ожиданиям, являются определяющим фактором в формировании лояльности к отдыху в регионе и обеспечивают многократные повторные посещения.

В прошлом году прирост турпотока был чуть меньше 10%, мы преодолели планку в 2,05 млн туристов в год. Обеспечив такой уровень турпотока, мы ввели 30 новых туробъектов круглогодичного размещения. Прибавку не более 10% год мы считаем оптимальной. Первый квартал 2017 года показывает, что и в этом году рост составит порядка 10%, но по итогам года может оказаться и больше.

На каком этапе сейчас находятся переговоры со структурами Алексея Мордашова по «Белокурихе-2»?

Наши переговоры с потенциальными инвесторами очень интенсивны. Обсуждаются проекты, касающиеся и «Белокурихи-2» и «Бирюзовой Катуни». Я понимаю осторожность инвесторов: серьезные вложения в крупный санаторий и гостиничный комплекс окупаются не так скоро, как в некоторых других отраслях. Это стабильный бизнес, но он не дает быстрого эффекта. Мы со своей стороны предлагаем площадки с готовой инфраструктурой.

Когда будет построен горнолыжный комплекс?

Сегодня у нас больше 30 горнолыжных трасс. Например, на горнолыжном комплексе в Белокурихе проводятся этапы Кубка страны по горным лыжам и сноуборду. «Белокуриха-2» будет иметь горнолыжные комплексы еще более высокого уровня. Подготовительные работы уже проведены, строительство начнется этим летом.

В этом году закончат?

За год такой серьезный объект создать сложно, но, судя по настроению инвестора, затягиваться это строительство не будет.

Как вы оцениваете перспективы медицинского туризма?

Это направление стало одним из приоритетных. В Алтайском крае в последние годы в разы увеличились объемы оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Люди едут к нам за ее получением. В краевой столице развивается нагорный медицинский кластер. Работает Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования. В краевой клинической больнице создан центр трансплантологии, который работает уже три года. Каждый год проводится несколько десятков сложнейших операций по пересадке почек, проведены две удачных операции по пересадке печени. Одна из клиник, которая будет построена на основе государственно-частного партнерства, — реабилитационная.

Согласован ли проект Центра позитронно-эмиссионной томографии в Барнауле?

Этот проект и проект строительства реабилитационного центра для получивших высокотехнологичную помощь в Федеральном центре травматологии, ортопедии и эндопротезирования уже стартовали. Оба емкостью по 500 млн рублей.

Рассчитываете на российских туристов или на иностранных?

Туристы всякие нужны, туристы всякие важны. Мы каждому гостю рады, но исторически так сложилось, что мы принимаем в подавляющем большинстве гостей-сибиряков. Они живут в очень тяжелых климатических условиях, работают на сложных производствах, им необходимо регулярное оздоровление. Однако в последние время увеличивается число зарубежных гостей — из Республики Корея, Японии. Японцы — уникальные туристы, они очень взыскательны, их привлекают экологически чистые условия. Если увидите японских туристов, это однозначно сигнал о том, что рядом либо знаменитый исторический объект, либо идеальное место с точки зрения экологии. У нас есть объекты, где эти два фактора совпадают. Также мы стали принимать больше гостей из Китая, республик Центральной Азии, поскольку там улучшается социально-экономическая ситуация, большее количество людей могут себе позволить отдых в санаториях.

Каков ваш прогноз по биофармацевтическому кластеру? Видите ли вы проблему в кампании против БАДов для «Эвалара» и «Алтайвитаминов»?

«Алтайвитамины» репутацию заработали тогда, когда никто не знал волшебного слова «БАДы». Кроме того, парафармацевтика не является доминирующим видом продукции для «Алтайвитаминов». Что касается «Эвалара», то эти вопросы следует адресовать руководству компании. Они определяют стратегию, изучают рынок. Для того, чтобы выпускать лекарственные препараты, нужно соответствовать целому ряду требований, и сами эти препараты должны пройти очень серьезные испытания, чтобы получить соответствующую сертификацию. По моим данным, «Эвалар» уже выпускает некоторые свои продукты в формате лекарственных средств, а не парафармацевтики. Как меня заверил руководитель этой компании, таких препаратов более двух десятков.

Цифра дня
444
тонн
  • арбузов и дынь поставили в Россию турецкие фермеры с января по май 2017 года
  • потратила Россия на реконструкцию международного детского центра «Артек»
  • количество бедных в России
  • может потребоваться для рекультивации свалки в Балашихе
  • стоит нефть Brent после публикации данных о запасах нефти в США
  • составляет состояние Трампа, согласно Bloomberg Billionaires Index
  • занял МГУ в рейтинге лучших вузов Европы
  • превысил курс евро впервые с декабря
  • превысил спрос на российские суверенные еврооблигации
1из10

Интервью  

все интервью