Основные индикаторы
Данные с задержкой 15 мин.
USD/RUB
–0,04
64,20
EUR/RUB
–0,05
70,63
РТС
–0,63%
1440,28
ММВБ
–0,54%
2935,24
Brent
–1,59%
61,75
Золото
+0,89%
1463,40
S&P500
+0,16%
2579,37
NASDAQ
–0,17%
6716,53
FTSE 100
–0,07%
7487,96
NIKKEI
+1,86%
22420,08
Срочно

Интервью /  Юрис БундулисПредседатель правления Grindex

Фото: АО «Гриндекс»
Юристы могут по-разному интерпретировать документы, поэтому потенциально решение может быть оспорено в суде
Фото: Imago/TASS
Фото: EPA
Фото:  Павел Лисицын/ РИА Новости
Фото: PhotoXPress.ru
Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Юрий Бундулис, предправления латвийской Grindex — основного производителя «Милдроната», в интервью RNS оценил последствия допингового скандала и не исключил подачи иска против WADA.

— Вы не согласны с решением WADA включить мельдоний в список запрещенных веществ для спортсменов, и говорили, что перспективы судебного оспаривания решения неочевидны. Рассматриваете ли возможность обратиться в суд?

— Мы дали задание юристам изучить возможность судебного оспаривания решения WADA. Пока я не получил заключение юристов, поэтому планы обратиться в суд я бы не стал комментировать. Сложность в том, что WADA — это такая организация, которая принимает решение и при этом не обязана давать объяснения. Мы посмотрели законодательную базу относительно возможности оспаривания решения: там ясно написано, что это невозможно. Но юристы могут по-разному интерпретировать нормативные документы, поэтому потенциально решение может быть оспорено в суде.

После того как решение вступило в силу, мы заявили о своей позиции. В течение этого года мы будем использовать все возможные демократические методы, чтобы доказать свою правоту и чтобы с 1 января следующего года — раз в год этот список пересматривается — «Милдроната» в этом списке не было.

— Ранее вопросов у WADA к препарату не было?

— До 1 января 2016 года «Милдронат» был лекарством, которое можно было без ограничений по назначению врача употреблять тем пациентам, которым он необходим. И до 1 января 2016 года никаких нарушений и не могло быть. В течение прошлого года мы предоставляли информацию WADA, доказательства того, что это не допинговый препарат. В предыдущие годы нам удавалось убедить WADA и мы надеялись, что и в этом году так будет.

Вообще WADA постоянно следит за фармацевтикой, и «Милдронат» не исключение. Многие эффективные и качественные лекарства уже давно включены в списки контролируемых лекарств, в том числе и «Милдронат». Это не трагедия. В случае необходимости и обоснованности эти препараты могут применять и спортсмены. Но с включением в список запрещенных препаратов эта процедура усложнилась. Мы не понимаем обоснованности этого решения.

— Допускаете ли, что скандал с мельдонием является кампанией против спортсменов из определенных стран?

— Про спортсменов мне сложно комментировать, но с точки зрения фармацевтики оснований для запрета нет. Если же нам кто-то хотел навредить, то спасибо ему за это. Он нам реально помог — повысил интерес к препарату. Он становится все более популярным, и я думаю, что мы докажем свою правоту.

Нас удивляет уровень обоснованности запрета. В прессе я читал, что якобы препарат может нанести вред при применении в больших количествах. Но так будет от любого медикамента. Поэтому есть определенный порядок назначения и приема лекарственных средств. И даже по процедуре WADA, если спортсмен, который тоже может быть пациентом, информирует организацию о назначении медикамента и получает одобрение, он может употреблять медикамент.

— Как отреагировали ваши партнеры и участники рынка на скандал?

— Мы чувствуем большую поддержку от профессионалов. Мы получаем очень много запросов, буквально каждую минуту. Специалистов интересует препарат, механизм действия. Прямо второе дыхание открылось. Получаем поддержку от спортивных врачей, которые также считают включение в список необоснованным. Вообще этот скандал лишний раз продемонстрировал эффективность. Не научно, но в публичном пространстве.

— Есть ли риск, что из-за решения WADA у «Милдроната» начнутся проблемы с регуляторами по поводу допуска на рынки?

— Я не вижу таких рисков. И даже если такие решения будут приняты, мы четко знаем, что делать. В этом случае мы свои права будем отстаивать по полной программе.

— У вас есть информация, в каких странах спортсмены также употребляют мельдоний?

— Официальной статистики у меня нет. Мы помогаем пациентам, которым нужен наш медикамент. Статистика по странам есть, но кто из пациентов спортсмен, мы не знаем.

— Как вы считаете, на сколько могут вырасти продажи «Милдроната» на фоне допингового скандала?

— В ближайшее время мы это увидим. Статистика за март-апрель-май покажет. Пока я вижу только отдельные мнения игроков на рынке о том, что спрос существенно вырос. Производственные мощности у нас достаточно большие, и в случае необходимости мы можем значительно увеличить производство.

Некоторые эксперты говорят, что в интернет-аптеках весь «Милдронат» выкуплен уже. Но сам я статистику не видел. Хотел бы предупредить, что в интернете велик риск фальсификата, так как мы свой препарат через интернет не распространяем.

— Фальсификатом вы называете дженерики?

— Это дискуссионный вопрос. Фальсификат производится, как правило, в несоответствующих условиях. В отдельных случаях там вообще нет активного вещества. Лабораторно доказано, что часто там не то, что пишется на упаковке.

— Сколько выручки приносит «Милдронат»?

— Мы не даем данные по отдельным препаратам. «Милдронат» в нашем обороте составляет около 30–35%. Скандал никак не повлиял на наши поставки в медицинские учреждения. Наоборот, популярность препарата стала больше.

— Как в России обстоят дела с фальсификатом?

— Я никого не хочу обижать. Риск фальсификата во всем мире достаточно велик. Если посмотреть статистику, то в России он есть, и, может быть, даже выше среднего. Что касается дженериков, то зарегистрированных в России дженериков мельдония пять или шесть, но тем не менее у нас больше 70% рынка. Мы не ощущаем значительную конкуренцию с их стороны.

— Есть ли планы по созданию производства в России?

— На данный момент нет, но такой вариант мы рассматриваем. Присутствовать на рынке Таможенного союза в статусе местного производителя может быть интересно. Сейчас я бы не хотел детально говорить, этот вопрос на стадии анализа и изучения возможностей. Решение будут принимать наши акционеры.

— Обсуждается ли вопрос совместного предприятия с одним из игроков российского рынка?

— Обсуждаются все варианты: самим строить, СП, купить какой-то завод, довести его до европейских стандартов и производить лекарства не только для локального, но и для международного рынка, то есть на экспорт.

— Вас не пугают сложности в российской экономике?

— Говоря о конкретном сегменте, рынок фармацевтики растет все время, как бы там ни было. Людям помощь нужна. Все понимают, что болезни и нетрудоспособность людей наносят ущерб экономике.

Цифра дня
2
процента россиян
  • полностью отказались от наличных
  • составило совокупное состояние миллиардеров в 2018 году
  • составляет мировой долг
  • число россиян, которые не пользуются интернетом
  • ежедневно сталкиваются с интернет-сбоями
  • максимальная стоимость проезда легкового автомобиля по будущей трассе Москва — Казань
  • размер международных резервов России
  • размер достойной пенсии по мнению россиян
  • задумывались о смене профессии
1из10

Интервью  

все интервью