Срочно

Интервью /  Михаил КузовлевГлава банка «Российский капитал»

Вячеслав Прокофьев/ТАСС
«Мы будем меняться и фокусироваться на отраслях, связанных со строительством, индустрией строительных материалов, ЖКХ»
Станислав Красильников/ТАСС
РИА Новости/Валерий Мельников
РИА Новости/Григорий Сысоев
Артем Коротаев/ТАСС
Артем Коротаев/ТАСС

Глава банка «Российский капитал» Михаил Кузовлев рассказал RNS о достройке проблемных домов СУ-155, идее выпустить ценные бумаги Фонда ЖКХ, интеграции с Агентством ипотечного жилищного кредитования (АИЖК) и планах по превращению в строительный банк.

Полтора года назад «Российскому капиталу» поручили достраивать объекты разорившейся строительной компании СУ-155. Что удалось сделать за прошедшее время и когда проблема 30 тыс. дольщиков будет решена окончательно?

Начнем с того, что в случае с СУ-155 государство вынуждено было пойти на беспрецедентные меры и взяло на себя обязательства частной компании перед пострадавшими дольщиками и пайщиками. Не случись этого, без крыши над головой остались бы не только десятки тысяч граждан, вложивших свои деньги в СУ-155, под угрозой оказался бы весь рынок долевого строительства, который по масштабам сопоставим с рынком банковских депозитов.

Группа компаний СУ-155 оставила недостроенными 145 домов в 14 регионах страны. Минстрой России разработал концепцию завершения строительства этих домов, которая в декабре 2015 года была утверждена правительственной комиссией по экономическому развитию и интеграции. Согласно принятому решению «Российский капитал» как государственный банк был назначен главным организатором процесса достройки домов. Срок окончания программы — 2018 год.

В чем основные трудности?

Не буду подробно останавливаться на тех трудностях, с которыми мы столкнулись в процессе работы. Отмечу лишь, что в самые короткие сроки нам предстояло достроить около 2 млн кв. метров жилья. При этом у многих объектов отсутствовала проектно-сметная документация, не было разрешения на строительство, не были оформлены документы на землю.

Домостроительные комбинаты стояли, строительная техника частично разворована, строительные объекты должным образом не законсервированы, охраны не было, инженерные сети не везде даже запроектированы.

А все девять застройщиков, входящих в группу СУ-155, были либо на грани процедуры банкротства, либо уже проходили через нее. И это было одной из главных проблем. Согласно действующему в то время законодательству, достраивать объекты и передавать жилье в собственность покупателям в рамках банкротных процедур было невозможно. Но депутаты Госдумы от партии «Единая Россия», которая активно занимается проблемой «обманутых дольщиков», сумели оперативно принять поправки к закону о несостоятельности (банкротстве). И уже в январе 2016 года мы начали финансировать строительство.

Из 130 домов, входящих в зону ответственности «Российского капитала» (15 жилых объектов в подмосковном Звенигороде были переданы застройщику «Стройпромавтоматика». — RNS), на сегодняшний день сдано в эксплуатацию 63 дома, и, по нашим текущим планам, в этом году мы завершим строительство еще 33 домов. Возможно, мы пойдем на опережение графика, но пока об этом говорить рано. А все остальные объекты СУ-155 будут достроены в 2018 году.

Что будет с СУ-155, когда «Российский капитал» выполнит все обязательства перед дольщиками? Будут ли интегрированы ее активы в вашу дочернюю компанию «РК Строй» и сохранится ли на рынке сам бренд СУ-155?

Все думают, что активы СУ-155 — это клад. На самом деле они больше похожи на пять золотых, зарытых на Поле Чудес. Сумма обязательств СУ-155 почти на 100 млрд руб. превышает стоимость его чистых активов. При этом многие активы еще и обременены требованиями разных кредиторов. Там все заложено и перезаложено по несколько раз.

Что касается бренда СУ-155, то мне лично он не интересен. Пусть решают маркетологи.

Можно ли говорить о закрытии финансовой «дыры» компании после выделения государством 33,2 млрд руб. на достройку объектов СУ-155?

Давайте вернемся к началу: речь никогда не шла о финансовом оздоровлении СУ-155, ее ожидает банкротство. Задача, которая стоит перед нами, — профинансировать завершение строительства проблемных объектов и передать ключи от квартир дольщикам и пайщикам СУ-155.

Чтобы достроить объекты, необходимо 49 млрд руб. На решение всех проблем нам как раз не хватало 33,2 млрд руб. Так что теперь, после докапитализации банка на эту сумму, финансовые условия для решения проблем дольщиков и пайщиков СУ-155 созданы.

Но тут нужно понимать: финансирование достройки объектов СУ-155 ведется не по принципу «возьмите деньги и достраивайте», а в более сложном формате. Нам дали деньги в капитал с условием, что дополнительные средства мы «вытащим» из непроданных квартир и активов СУ-155, достроим за счет капитала проблемные объекты и займемся развитием земельного банка застройщика, чтобы покрыть убытки.

Какой объем земли вы планируете вовлечь в девелопмент и сколько планируется выручить от свободных договоров долевого участия (ДДУ)?

На сегодня банк выкупил ДДУ на свободные квартиры в домах СУ-155 на общую сумму 10,5 млрд руб. Эти деньги пошли в стройку. В дальнейшем мы планируем реализовать эти ДДУ на рынке — с тем, чтобы окупить свои затраты. Но это процесс, требующий времени.

Что касается земельного банка, то здесь расчеты носят скорее оценочный характер. Для того, чтобы понять, насколько «тяжела» земля СУ-155, приведу недавний пример. У нас от СУ-155 оставался актив — площадка на улице Бочкова, принадлежащая Калибровскому заводу. Что это значит? У нас были акции этого предприятия и права требования к нему. Но земельный участок был заложен другому кредитору. Итог: в рамках реализации конкурсной массы весь имущественный комплекс продан с публичных торгов.

Площадку в итоге купил девелопер Capital Group Павла Тё.

Да. За наиболее лакомые территории идет борьба. Где выиграем мы, а где другие кредиторы и девелоперы — это вопрос. Так что земельный банк Михаила Балакина отчасти виртуальный. К тому же подходы к освоению территорий кардинально изменились. Сегодня уже невозможно представить ситуацию, когда застройщик продает квартиры людям в жилом комплексе без социальной инфраструктуры. Мало того, что участки СУ-155 обременены, так они еще не всегда соответствуют экономике современных проектов.

К тому же спрос в Иваново, Нижнем Новгороде, Калининграде, Ярославле, Владимире, Костроме не сопоставим с Москвой, Подмосковьем и Санкт-Петербургом.

На одном из последних совещаний мы обсуждали возможные поступления от девелопмента земли Балакина. По предварительным оценкам, мы должны были выручить около 5 млрд руб. Но это — расчеты. Когда переходишь к практическому решению, цифры меняются. Так, на одном из проектов планировалось заработать 1 млрд руб., но сегодня нам маркетологи говорят: вы там будете продавать квартиры лет десять. Дело в том, что непосредственное окружение проекта — это стройки ведущих российских девелоперов. Конкуренция очень высокая и цены на недвижимость падают. К тому же качество жилья, которое строило СУ-155, оставляет желать лучшего.

Еще есть площадки у АИЖК...

Да. Площадки АИЖК, которые могут быть нам переданы для дальнейшего развития земельного банка, инвестиционно более привлекательные, а главное — они не обременены требованиями третьих лиц. Мы надеемся, что наличие таких участков вкупе с инструментами господдержки позволит выпустить на рынок достойный продукт и стимулировать спрос граждан на квартиры нового качества. А участки СУ-155, возможно, и не подпадут под новые стандарты.

Чем сейчас занимается Михаил Балакин? Вы продолжаете консультации с ним?

В оперативном процессе достройки объектов СУ-155 Михаил Балакин не участвует. Говорят, что у него есть небольшой подрядный бизнес. Деталей я не знаю.

Следите ли вы за развитием уголовного дела в отношении Марата Оганесяна, которого обвиняют в хищении средств при строительстве стадиона «Крестовский»? Он сохраняет должность старшего вице-президента «Российского капитала»?

Обвинение, предъявленное Марату Оганесяну, связано с его предыдущей работой. Что касается достройки домов СУ-155, то он задал тот темп, который позволил достроить в прошлом году 59 объектов. Он хороший строитель. Марат Мелсович продолжает числиться сотрудником банка, а дальше — как решит суд. Если его оправдают, он имеет право вернуться. Народная мудрость веками складывается: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Увольнять человека до решения суда незаконно и негуманно.

Вы планируете предлагать особые условия на покупку квартир СУ-155?

Мы уже предлагаем специальную программу ипотечного кредитования для покупки квартир в построенных или строящихся домах СУ-155. По этой программе в первый год кредитования предусмотрена процентная ставка 8,9% годовых, второй и третий год кредитования — 10% годовых, с четвертого года кредитования — 11% годовых.

Для клиентов, которые хотят рефинансировать ранее полученный ипотечный кредит на приобретение квартиры у СУ-155, мы предлагаем ставку от 10,75% годовых. Особенностью данного продукта является возможность рефинансировать кредит на объект, который находится на этапе строительства. Как вы видите, ставки актуальные и вполне соответствуют рыночному тренду.

Как правительство пришло к решению о смене акционера банка «Российский капитал» на АИЖК?

Два года назад в банк «Российский капитал», который принадлежит Агентству по страхованию вкладов (АСВ), пришла новая команда. Перед нами поставили две задачи. Первая — участие в финансовом оздоровлении банков совместно с АСВ. Наша работа в этом направлении закончилась около года назад, поскольку Центральный банк принял решение изменить функции АСВ и создать для санации проблемных банков Фонд консолидации банковского сектора.

Наряду с этой задачей правительство поручило нам протестировать механизм реструктуризации долгов стратегических и системообразующих предприятий — помните, в это время как раз активно обсуждалась идея создания банка «плохих долгов»? Так вот, СУ-155 как раз и принадлежал к таким системообразующим предприятиям, финансовый крах которого мог потрясти всю строительную отрасль. Не могу сказать, что мы были полностью готовы к этой работе, но в конце концов все сложилось неплохо...

А потом появилась идея о создании уполномоченного банка в ипотечно-строительной отрасли…

Да. Это предложение появилось в ходе работы по реформированию закона о долевом строительстве. Минстрой и АИЖК, изучив проблему СУ-155, пришли к выводу о возможности создания банка, который бы фокусировался на ипотеке, на работе с застройщиками, с предприятиями, производящими строительные материалы, — то есть на всех отраслях, которые являются выгодоприобретателями от роста жилищного строительства. К тому же на Госсовете было дано поручение определить уполномоченный банк в сфере жилищного строительства. Таким образом, мы оказались вовлеченными в определенный процесс, который получил свое логическое завершение в смене акционера.

Как будет проходить интеграция с АИЖК? Ранее в Минстрое говорили о возможном переформатировании филиальной сети «Российского капитала» и сокращении сотрудников.

Компания Boston Consulting Group (BCG) готовит вариант стратегии совместно с управляющим комитетом. Вариантов и версий много. Мы исходим из принципа, что в этом вопросе будут приняты профессиональные решения. В моем понимании, стратегия может быть готова к осени.

Каким вы себе представляете «Российский капитал» как строительный банк?

Каким будет банк после того, как мы утвердим стратегию, в деталях я вам сейчас, разумеется, рассказать не смогу. Сегодня «Российский капитал» представляет собой универсальный банк, работающий с различными отраслями экономики и не имеющий какой-то специализированной компетенции в одной из них. Безусловно, мы будем меняться и фокусироваться на отраслях, связанных со строительством, индустрией строительных материалов, ЖКХ.

Плюс ипотека?

Конечно, это одно из основных направлений развития. Если хотите мое личное мнение, то в перспективе я вижу наш банк одним из лидеров ипотечного кредитования. Но при этом кредиты, которые будут у нас на балансе, должны постоянно секьюритизироваться в ценные бумаги и продаваться в виде ипотечных закладных, возможно, в виде других финансовых инструментов.

Это необходимо, чтобы воспользоваться сегодняшней ситуацией, при которой мы видим снижающуюся инфляцию, снижающиеся ставки по депозитам. При этом крупные клиенты — частные лица сегмента private banking или family office проявляют интерес к более сложным финансовым инструментам, дающим возможность получать повышенную доходность. У них аппетит к риску больше, чем депозит под 5% годовых. А я думаю, что скоро и это не будет пределом — ставка по рублевым депозитам может быть еще ниже.

Поэтому, если мы им предложим не просто ипотечные ценные бумаги, а повторим опыт некоторых западных рынков, где под особых клиентов создаются специальные пакеты (с определенными требованиями к ипотечным бумагам), если мы им предложим участие в инвестиционных проектах и в государственно-частном партнерстве, думаю, нам удастся привлечь серьезные ресурсы в финансирование строительной отрасли.

Вы будете крупным банком?

У нас нет цели превратиться в аналог Сбербанка или ВТБ. Размер для нас не имеет значения. Мы ставим на эффективность и новые тренды в жилищном строительстве и ЖКХ. Это соответствует задачам нового акционера. На мой взгляд, на рынке есть место для среднего по размеру банка с государственным участием, который бы научился эффективно работать, задавал бы новые тренды в обслуживании отрасли и смежных с ней индустриях. Мы должны быть сфокусированы на клиентах, которые являются традиционными производителями и потребителями товаров и услуг этого сектора экономики.

Для этого необходимо правильно выбрать своего клиента — застройщика, его подрядчиков и поставщиков, которые строят дома уже с отделкой и мебелью. Проектируют их в BIM-технологиях, создают новую комфортную среду для жителей, чтобы они с удовольствием брали в банке ипотеку и потребительские кредиты, покупая квартиры, мебель, бытовую технику...

Структура предложения банковских услуг должна измениться, чтобы клиент видел конечный продукт, который он покупает, а не терял время на сопоставление параметров приобретаемой квартиры с условиями кредитного договора. Пусть он покупает уже готовую для проживания квартиру и получает устраивающий его график платежей. Вы же берете машину в лизинг — очень похожая история. Осталось только научиться конвертировать займы застройщику и его «смежникам» в ипотечные кредиты физическим лицам.

Это требует подхода к банку как к единой с клиентом экосистеме — это модный ныне подход к бизнесу, который проповедуют лидеры рынка.

Кого вы видите своими клиентами?

Мы планируем работать с современными компаниями, которые умеют проектировать в BIM и 5D-технологиях, работать с системами интернет-комплектации, выстраивать грамотную логистику в ходе стройки. Без этого в будущем на рынке жить невозможно. Сегодня такие девелоперы уже есть. На строительном рынке прошла консолидация, есть успешные компании, собственники которых заинтересованы в качественных проектах, а главное — в целевом использовании средств. Как и банки, выдающие кредит. Такие компании мы и будем кредитовать, выстраивать с ними партнерские отношения, совместно создавать ту самую «экосистему», которая обеспечит новое качество жизни для наших граждан.

Надо понимать: среди застройщиков есть профессионалы, а есть просто богатые люди, которым в определенный момент приходит мысль, почему бы им тоже не построить город-сад. Друг-жулик предложил участок, жена стала архитектором, сын пристроен на проекте — а потом только начинают считать экономику, когда уже поздно. Вот с такими горе-девелоперами мы точно работать не будем.

Вас не смущает, что многие банки вообще отказываются в последнее время кредитовать строителей?

Да, это известный факт. По последним данным ЦБ, доля проблемных и безнадежных кредитов в строительстве составляет порядка 27%. Но можно посмотреть на перспективу отрасли и через призму конечного потребителя.

По данным АИЖК, объем средств дольщиков в строительных объектах на стадии реализации в России составляет 4,6 трлн руб. Это 70% от объема рынка рублевых депозитов. А когда заработает Фонд защиты прав граждан — участников долевого строительства, можно предположить, что эти рынки сравняются.

Будем развивать не только ипотечное кредитование, но и различного рода партнерские программы, например, привлекая к сотрудничеству крупных поставщиков и торговые сети. В конечном итоге и ипотека, и кредиты банка — это всего лишь инструмент для решения жилищного вопроса и для обеспечения комфортной среды проживания для наших граждан. И мы как строительный банк видим свою задачу в том, чтобы способствовать достижению этой цели.

Будете ли вы выдавать кредиты по пониженным ставкам для застройщиков?

Нет, мы будем кредитовать по рыночным ставкам. Ниже их может сделать только профиль нашего клиента. Заемщику, чей бизнес непрозрачный, навряд ли кто-то выдаст кредит, если только под очень большие проценты. Надежный застройщик, пользующийся доверием, особенно если он участвует в одной из государственных программ, и так получит нормальную ставку.

Вы возглавляете рабочую группу экспертов при Наблюдательном совете Фонда ЖКХ. Чем она занимается?

Нам поручено разработать меры по улучшению инвестиционного климата в сфере жилищно-коммунального хозяйства. На мой взгляд, мы «нащупали», что нужно сделать для привлечения инвестиций в отрасль, и как раз на Санкт-Петербургском экономическом форуме Владимир Владимирович Путин сформулировал эту задачу — запустить «инфраструктурную ипотеку».

По данным Минстроя, расходы на восстановление отрасли ЖКХ оцениваются в 10 трлн руб. При этом ежегодные инвестиционные потребности коммунального сектора составляют не менее 500 млрд руб., в том числе в сфере теплоснабжения — 200 млрд, водоснабжения и водоотведения — 200 млрд и обращения с твердыми коммунальными отходами — 100 млрд руб. Но у государства таких денег сейчас нет. Единственный выход — привлечь частные инвестиции.

Каким образом?

Приведу пример. Концессионер, решивший вложить деньги в модернизацию систем теплоснабжения, в течение двух лет построит объект и начнет получать коммунальные платежи, согласно долгосрочному тарифу, которые будут покрывать его расходы. А Фонд ЖКХ выпустит под эти обязательства ценные бумаги, которые будут привлекательными для инвесторов. Вместо дохода от депозита на уровне 5% годовых инвестор, купивший такие ценные бумаги, сможет получить 8–10%, как по ипотечным облигациям.

Государство уже сделало много для того, чтобы инвестор пришел в сферу коммунального хозяйства, теперь осталось нарастить объем «длинных» денег. Эти средства потенциально есть: под «матрасами» и в ликвидности банковской системы.

Обсуждается ли создание единого института развития в жилищно-коммунальном хозяйстве на базе Фонда ЖКХ по аналогии с АИЖК?

Да, обсуждается. Этот вопрос давно назрел. Сегодня Фонд ЖКХ в основном занимается расселением аварийного и ветхого жилья. Лишь часть средств направляется на проекты в сфере ЖКХ. В большинстве случаев это субсидирование.

Мы предлагаем подход, согласно которому капитал Фонда ЖКХ использовался бы для привлечения в отрасль частных инвестиций — так же, как это делает сегодня АИЖК, продавая на рынке ипотечные ценные бумаги, обеспеченные пулами закладных, выкупленных у банков.

В случае с Фондом ЖКХ мы еще только в начале пути, но и АИЖК тоже не с первых дней стал такой яркой структурой, как сегодня.

АИЖК сегодня занимается разработкой льготных ипотечных продуктов для переселенцев из хрущевок. Участвуете ли вы в консультациях по этому вопросу?

Вместе с АИЖК мы разрабатываем ипотечный продукт для жителей пятиэтажек и ведем диалог с правительством Москвы. Это масштабная программа, которую можно рассматривать как с точки зрения улучшения жилищных условий, так и создания рабочих мест. Подобные программы — отличный драйвер для развития строительной отрасли и всей экономики в целом.

Цифра дня
46
процентов
  • жителей России положительно оценивают работу Госдумы
  • долгов жителей России признаны безнадежными
  • составляют средние затраты на ремонт жилья в России
  • составляет задолженность по услугам ЖКХ в России
  • населения России не доверяет финансовым организациям
  • дивидендов выплатят девять крупнейших российских нефтегазовых компаний по итогам 2016 года
  • стоит остров Алва, выставленный на продажу в Шотландии
  • заработала за год Бейонсе — самый высокооплачиваемый музыкант 2016 года по версии Billboard
  • составит стоимость объединенной компании «Яндекс.Такси» и Uber
1из10

Интервью  

все интервью