Побеждая зависимость: проекту импортозамещения в России исполняется 10 лет

В 2024 году наша страна будет отмечать своеобразный юбилей — 10 лет с момента введения первого пакета антироссийских санкций, как политических, так и экономических. Ограничения коснулись в том числе товаров, ввозимых в страну из-за границы. В результате перед государством остро встал вопрос замещения запрещенных товаров. Удалось ли за 10 лет добиться поставленных целей и в какой стадии находится процесс сейчас — рассказываем в нашей статье.

Побеждая зависимость: проекту импортозамещения в России исполняется 10 лет
© ТАСС

Первый раунд: 2014–2021

Реакция западных государств на возвращение Крыма в состав РФ была практически моментальной — уже с марта как отдельные страны, так и надгосударственные организации типа начали вводить различные санкции. Первые решения носили скорее демонстративный характер (например, был отменен целый ряд международных мероприятий, которые должны были проходить в России), а также касались в основном конкретных лиц (большей частью политиков, чиновников и военных) и их активов. Массированные экономические удары начались уже летом: сначала по финансовой системе — в первую очередь госбанкам, а затем и по промышленным гигантам.

в ответ на санкции объявило о начале широкомасштабного импортозамещения. Эксперты Лаборатории исследований проблем устойчивого развития Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) провели анализ имеющихся статистических данных за 2015–2021 годы.

"За исключением фармацевтической, автомобильной, судостроительной и химической отраслей, уровень зависимости от импорта из недружественных стран снизился по сравнению с 2015 годом", — отмечает эксперт ИПЭИ Микаил Кодзоев.

А по некоторым отраслям (например, микроэлектроника) импорт был переориентирован на государства, не поддержавшие санкции против России, — в первую очередь на Китай. Так, доля китайских станков на рынке увеличилась в 2021 году по сравнению с 2015 годом. Также возросла доля китайских поставок в железнодорожном и сельскохозяйственном машиностроении, энергетике, авиации, медицинском оборудовании, автомобиле- и судостроении. Также в авиастроении доля импортных элементов снизилась с 55 до 53%, в энергетике — с 51 до 50%, в железнодорожном машиностроении — с 73 до 70%, а в микроэлектронике — с 96 до 92%.

Тем не менее до 2022 года процесс шел, мягко говоря, не быстро. Более того, в некоторых ключевых отраслях зависимость от иностранных товаров, услуг и технологий даже выросла. Так, в сельскохозяйственном машиностроении — с 45 до 47%, в специализированном машиностроении — с 65 до 67%, в медицинской отрасли — с 54 до 60%, в химической — с 45 до 53%, а в судостроении — с 55 до 64%. Но самыми зависимыми оказались: автопром — с 51% в 2015-м до 67% в 2021-м, фармацевтика (отдельно от медицинской промышленности) — с 76 до 88% и станкостроение — с 83 до 95%.

Зато, как отмечал , продовольствием страна уже в 2021 году обеспечивала себя сама. Потребности населения в таких продуктах, как зерно, мясо, рыба, картофель, уже несколько лет полностью закрываются российскими производителями. Более низкие показатели имели молочные продукты и овощи, а самые низкие — фрукты.

Второй раунд: 2022–...

В 2022 году количество санкций, введенных против России, число компаний из недружественных государств, покинувших отечественный рынок, а также скорость, с которой эти процессы происходили, сильно подстегнули импортозамещение. Кабинет министров утвердил новую трехлетнюю программу импортозамещения, предполагающую направить на эти цели 247 млрд рублей. По словам главы , планы распространяются на 23 отрасли и содержат почти тысячу позиций сырья, материалов и комплектующих, а также готовой продукции.

В свою очередь, по данным, которые в своем исследовании приводит Центр конъюнктурных исследований (ЦКИ) Института статистических исследований и экономики знаний , к концу первого полугодия 2023 года 65% производственных компаний располагали потенциалом для выпуска импортозамещающей продукции. Абсолютными лидерами в этом вопросе стали производители лекарств и фармацевтических материалов. 50% опрошенных предприятий определяли свои "импортозаменительские" способности как высокие, а еще 33% — как средние. Также в топе рейтинга находились производители машин (не автомобилей) и другого оборудования (40%), электрического оборудования (35%), резиновых и пластмассовых изделий (34%), автотранспортных средств (33%) и текстиля (32%).

Тем не менее, по оценке экспертов ВШЭ, промышленные предприятия уже сейчас остро нуждаются в новом отечественном оборудовании, желательно не уступающем по качеству зарубежным аналогам. 45% руководителей производств отмечали такую потребность как высокую, 32% — как среднюю, и только 10% в нем не нуждались. Но, несмотря на потребности, только 25% промышленных предприятий располагали необходимыми отечественными ресурсами.

Особое внимание эксперты обращают на отрасли фармацевтики и здравоохранения.

"На мой взгляд, именно здесь мы увидим достаточно большие проблемы в долгосрочном периоде. Разработка лекарственных препаратов — долгое и дорогостоящее мероприятие, если делать все по лучшим стандартам. А отдельные международные фармгиганты зачастую ведут себя неэтично, ограничивая доступ населения к своей продукции, вынуждают использовать менее эффективные препараты и медицинскую технику", — пояснила ТАСС управляющий директор, руководитель группы корпоративных рейтингов Екатерина Можарова.

Полная автономия?

Как считает Микаил Кодзоев из ИПЭИ РАНХиГС, для обеспечения технологического суверенитета российской экономики необходимо решать кадровый вопрос и привлекать квалифицированных специалистов в области импортозамещения в приоритетных секторах.

"Для этого можно использовать льготы и преференции, похожие на те, которые применяются в IT-секторе, — рассуждает он. — Также необходимо стимулировать внешний спрос: например, снизить стоимость продукции, поставляемой на международные рынки".

Сделать это эксперт предлагает с помощью налоговых послаблений, субсидирования грузоперевозок и других логистических операций, а также освоения рынков дружественных стран.

Но даже при этом полный отказ от импорта окажется невозможен, во всяком случае в ближайшей перспективе. Как отмечается в исследовании ЦКИ ВШЭ, более 60% представителей промышленных предприятий уверены, что в течение двух-трех лет смогут лишь частично не использовать зарубежное оборудование, комплектующие, технологии, сырье и т.д. И только чуть менее 10% считают, что смогут полностью отказаться от импортных составляющих.

Впрочем, по словам Екатерины Можаровой из АКРА, в открытой рыночной экономике импортозамещение не должно быть самоцелью, а определенный уровень импорта вполне логичен и допустим.

"Проблемы обычно начинаются, когда импорт становится критичной частью экономики, и особенно, когда у этого импорта всего один источник. Но не стоит строить иллюзий и думать, что любую продукцию можно оперативно заместить на внутреннюю. Для успешного замещения должна быть подготовлена как научная, так и производственная база. Именно в отраслях, где была здоровая конкуренция и были соблюдены эти условия, импортозамещение прошло легче других", — говорит она, приводя в качестве примера рынок программного обеспечения и кибербезопасности.

Действительно, за последние годы в этой области произошло несколько весьма громких событий. Еще в 2016 году Минцифры начало вести реестр производителей отечественного софта, а крупные компании — переходить на российские операционные системы. А после отказа работать в России немецкого IT-гиганта SAP SE — признанного лидера в области программных решений по управлению бизнес-процессами — его команду принял на работу Сбер.

Также можно вспомнить, что в России начали делать собственные (на 80%) банкоматы с российским процессором "Эльбрус 8СВ". Наконец, в декабре прошлого года замглавы Минпромторга РФ в разговоре с ТАСС отмечал, что на 2024–2025 годы запланирован процесс "глубокой локализации" электронных автокомпонентов: печатных плат, навигационных модулей, резисторов, конденсаторов и т.д. Кроме того, по его словам, уже налажено производство отечественных систем ABS, в скором времени начнется выпуск систем ESP.

Впрочем, санкции — не единственная причина, по которой Россия нуждается в собственном максимально независимом производстве.

"Процессы глобализации и международного разделения труда приостановлены", — отмечает в своем исследовании Микаил Кодзоев.

В мире усилилась конкуренция за технологическое лидерство, а крупные экономики, такие как США и Китай, вследствие проблем, проявившихся во время пандемии COVID-19, сами стали ориентироваться сегодня на политику импортозамещения.